Что дала Кыргызстану евразийская интеграция (II)

Известный экономист Кубатбек Рахимов – советник премьер-министра Кыргызской Республики в интервью «Ритму Евразии» рассказал о реальных достижениях, которые принесла стране евразийская интеграция.


Часть I


Меньше поводов для критиков ЕАЭС

– Результаты уже выбивают почву из-под ног у тех же маргинальных противников интеграции. В местном сегменте «Фейсбука» есть сообщество, которое специализируется на критике ЕАЭС. В качестве основных жалоб эти товарищи пишут о том, что им не дают завозить автомобили из третьих стран и заставляют ездить на «Жигулях».

Ну хорошо. С 1 июля прошлого года в Кыргызстан разрешили завозить автомобили из Европы, США и других мест по старым льготным ставкам. Пожалуйста, берите, покупайте – хоть в Штатах, хоть в Грузии.

Рынок автомобилей ЕАЭС уже сформировался, там уже критическая масса авто, в том числе на вторичном рынке, помимо новых. И их можно привозить в КР без всяких таможенных пошлин и формальностей. Цены зачастую оказываются ниже, чем если бы вы импортировали автомобили из дальнего зарубежья.

Наши граждане с большим удовольствием покупают машины в той же России, Беларуси и Казахстане. Из дальнего зарубежья поток есть, но он не стал доминирующим – расходы на логистику, оплату таможенных формальностей никто не отменял.

Это просто пример о том, что разговоры про «высокие пошлины Таможенного союза нас убивают», как минимум наивны, а как максимум – глупы.

Распределение пошлин

– Что касается распределения таможенных пошлин, то доля Кыргызстана равна 1,9%, мы на втором месте снизу, на последнем месте Армения с 1,2%. Сейчас идет диалог между Беларусью, Казахстаном и Россией – Минск хочет приподнять свою долю. У них есть определенные математические выкладки по поводу того, что они должны получать на один процент больше, а это достаточно приличная сумма.

Но этот торг не касается Кыргызстана и Армении, мы небольшие по размеру экономики. При этом это нормальный диалог, в ходе которого вырабатывается компромисс.

Те деньги, которые выплачиваются из общего котла ЕАЭС для нашей страны, частично это – дотации, так как, по различным оценкам, 1,9% от общего бюджета больше, чем реальная доля КР в экономике. Потому что это приличная сумма, порядка 10-13% доходной части бюджета Кыргызстана. Поэтому если каждый десятый сом в нашем бюджете сформирован этими доходами от ЕАЭС, то разве можно плевать в этот колодец?

Общий вывод состоит в том, что даже такие маленькие страны, как Армения и Кыргызстан, имеют все права и привилегии внутри нашего Союза.

Реэкспорт

– Надо сразу сказать, что Таможенный кодекс ЕАЭС вовсе не отрицает реэкспорт. Этот документ приняли все пять стран, и он реально работает.

Есть товарные потоки, которые, так или иначе, импортируются в Кыргызстан. Они проходят таможенную очистку, это все находится в правовом поле. Далее этот товар частично остается для внутреннего потребления, шесть миллионов населения у нас все-таки есть. А часть этого товара уходит в другие страны, в том числе на рынок Российской Федерации. Да, периодически возникает недопонимание с теми же казахстанскими коллегами, например, что часть груза из КР в РФ остается на территории РК. Что ж, нашли компромисс – будут навигационные пломбы, которые четко покажут, что груз реально покидает транзитную территорию РК.

Если у бизнеса остается возможность для маневра, чтобы реализовать еще где-либо, то извините, так устроен весь рынок. В том же Европейском союзе был, есть и, наверное, будет механизм перетока товаров между разными странами. Потому что налоговый суверенитет у каждой страны остался, и есть так называемый торговый арбитраж.

Та же Польша за счет того, что она десять лет назад, когда был мировой кризис, девальвировала свой злотый, оказалась в гораздо выгодном положении, чем соседи. Немцы совершенно не стеснялись каждые выходные ездить в Польшу и закупать в местных супермаркетах, а заодно и заправлять машины. Это нормальная мировая практика, везде есть разница цен на границе двух государств, даже если они в одном экономическом союзе.

Общий рынок труда

– Психологически конечно еще не произошел полный поворот, как он имеет место, например, в ЕС. Там в разных странах по-разному смотрят на трудовую миграцию, и это тоже нормально. Они спокойно к этому относятся, нет криков что, мол, гастарбайтеры понаехали – это теперь общий рынок труда.

Может быть, нам по старой привычке комфортней говорить, что наши ребята, которые работают в РФ, это – мигранты. На самом деле это не так, это полноценные трудящиеся ЕАЭС. А вот настоящие трудовые мигранты, например, из Узбекистана, Таджикистана, Украины, Молдавии, по-прежнему вынуждены оплачивать патенты, сдавать экзамены. Наши граждане от этого освобождены.

Это не снимает обязательств постановки на учет в органах МВД, но это уже вопрос не ЕАЭС, а двухсторонних российско-кыргызских отношений. Евразийский союз – это экономическое, а не политическое объединение. У нас пока нет общего парламента, аналога Шенгенской зоны и т.д. За пределами договоренностей по ЕАЭС всегда остается национальное законодательство, это нормально.

Бюджет Москвы в ряду своих статей дохода получает около      $1 млрд за оплату патентов иностранными гражданами, т.е. мигрантами. Но граждане стран ЕАЭС не платят за это, они работают на общих основаниях. Если подсчитать, сколько сэкономили кыргызстанские граждане, то получается около $100-150 млн в год, это большие деньги для Кыргызстана. И названный мной миллиард долларов уплачен только в бюджет столицы РФ, по всей России цифры будут еще больше.

Трудовые правила общего рынка ЕАЭС работают, и они приносят реальную выгоду нашим простым людям.

Выводы

– В итоге получается, что наша промышленность, реальный сектор, сельское хозяйство, по сути, находятся в выигрыше.

Сняты барьеры на вход на лояльный рынок, который говорит с тобой на одном языке.

Учитывая, что в том же Казахстане регламенты ЕАЭС реально работают, у нас активно пошла приграничная торговля. В казахстанских торговых сетях всегда есть кыргызстанская продукция и наоборот.

Наш бизнес просто пока еще маловат с точки зрения генерации крупных товарных потоков, но это только начало. Уже идут процессы консолидации, сформировались тенденции к укрупнению производителей. Те, кто работают по правилам, у них всё получается, а те, кто пытается юлить, придумывать какие-то серые схемы, то в итоге они больше всех проигрывают.

В этом плане Евразийская экономическая комиссия является достаточно серьезным регулятором. Те же национальные бизнес-ассоциации серьезно работают, когда требуют от своих правительств лоббирования своих интересов, чтобы удержать тот или иной рынок, который они получили. ЕЭК почти всегда находит компромиссные решения в масштабах всех пяти стран.

Кстати, Кыргызстан за четыре года успешно прошел и этот этап. У нас появилась своя институциональная память, и мы научились понимать, как нужно работать, где наши сильные и слабые стороны. Евразийская интеграция стала фактором международной торговли, потому что ЕЭК от имени пяти стран ведет переговоры об ассоциациях и ЗСТ с другими странами.

Соответственно, мы уже можем на равных отстаивать свою позицию в переговорах по созданию зон свободной торговли с разными странами. И это дорогого стоит, учитывая, что мы – маленькая и не очень богатая страна.

Впереди еще много работы, но, как главное, стоит отметить следующее – Союз состоялся. Членство Кыргызстана в Евразийском экономическом союзе показало, что мы – на правильном пути, мы сделали осознанный цивилизационный выбор.

Материал подготовил Евгений Погребняк

Ритм Евразии. 11.09.2019

Читайте также:

Добавить комментарий