Мнение эксперта

Александр Ципко

Россия – не Европа. Сегодня наша страна более больна, чем сталинский СССР

"Мне думается, особенность нашего национального сознания, его отличие от самосознания народов Восточной Европы наиболее ярко проявляются сегодня в отношении к перестройке Михаила Горбачева. Если для русских мыслителей начала ХХ века, приведших Россию на вершины общественной мысли, ленинский Октябрь был национальной катастрофой, то спустя 100 лет для якобы посткоммунистической России такой катастрофой является освобождение России и стран Восточной Европы от скреп советской системы. И это поразительно!", - пишет Александр Ципко.

Ион Илиеску

Ион Илиеску о Румынии и РФ: абсолютизировать неприятные воспоминания — это ошибка

Румыния готовится отметить 30-летие декабрьской революции 1989 года. В преддверии юбилейной даты в стране вновь вспыхнула давняя полемика о том, что произошло тогда в стране — народная революция или государственный переворот? Своими мыслями о тех событиях, о дальнейшем развитии Румынии, о российско-румынских отношениях с корреспондентом ТАСС поделился первый президент новой Румынии Ион Илиеску.

Ян Чарногурский

Ян Чарногурский: никто не хотел допустить крови во время событий 1989 года

В конце 1989 года в Восточной Европе была популярной поговорка: "Польша освобождалась от пут коммунизма 10 лет, Венгрия – 10 месяцев, а Чехословакия – 10 дней". О событиях того времени, о том, почему ноябрьская революция в Чехословакии получила название "бархатной", о своем стремительном перемещении из тюремной камеры на пост первого зампреда федерального правительства рассказывает корреспонденту РИА Новости Александру Куранову один из лидеров диссидентов, а впоследствии видный политик Ян Чарногурский.

Томас Грэм

Поворот России на Восток: перечень причин и следствий

Восток – динамичный, но опасный регион. В частности, в Северо-Восточной Азии национализм является мощной политической силой, культивируемой национальными правительствами. Китай, Индия, Япония и Южная Корея модернизируют и наращивают свой военный потенциал. Большая война хотя и маловероятна, но, несомненно, возможна. Россия должна действовать осмотрительно. Таким образом, задача для нее заключается в том, чтобы воспользоваться преимуществами Востока, одновременно снижая риски крупного конфликта, пишет Томас Грэм.

Владислав Иноземцев

От рынка к хозяйству: как российская экономика перестает быть таковой

Экономика и бизнес как явления постепенно заменяются в России «хозяйством» — процессом производства и распределения благ, основанным на материальной заинтересованности «хозяйствующих субъектов», но не на законах рынка.

Яков Миркин

Затишье перед бурей

В экономике штиль. Какие силы держат ее на плаву, в стабильном состоянии? Вносят успокоение в наши карманы и в то, как мы смотрим на жизнь? Важнейшие ответы - углеводороды и Европейский Союз.

Андрей Колесников

Начала и концы истории и либерализма. К 30-летию статьи Фукуямы «Конец истории?»

Фукуямовский «последний человек», расслабленно вкушавший плоды глобализации и либерализации, оказался неспособным не то что справиться с вызовами национализма, традиционализма, консерватизма, а просто заметить их. Именно потому, что считал себя «последним», венцом «конца истории». А между тем в той самой статье 1989 года Фукуяма, надо отдать ему должное, предупреждал о двух рисках для триумфального шествия либерализма – национализме и религии.