Что соглашение о свободной торговле дало Вьетнаму и ЕАЭС

Владимир Мазырин, доктор экономических наук, руководитель Центра изучения Вьетнама и АСЕАН ИДВ РАН, профессор Института стран Азии и Африки МГУ, главный редактор электронного журнала ИДВ РАН «Вьетнамские исследования»


В основе Соглашения о свободной торговле между ЕАЭС и СРВ (вступило в силу в октябре 2016 г.) лежат обязательства участников упростить доступ на свои рынки для поставщиков товаров и услуг. Положения о взаимной либерализации торговли услугами, инвестиционной деятельности и перемещения физических лиц пока касаются только России и Вьетнама и находятся в замороженном состоянии.

В торговле товарами ЕАЭС с Вьетнамом до 2017 г. имела место стагнация – товарооборот топтался на уровне 4,2–4,3 миллиарда долларов. 2017 г. стал прорывным: товарооборот вырос сразу на 36,5% – с 4,3 до 5,9 миллиарда долларов. При этом и так большой профицит в пользу Вьетнама                  (1,1 миллиарда) увеличился до 1,4 миллиарда долларов. Достоверность этих данных относительна, т.к. официальная статистика СРВ намного ниже. Прорыв произошел благодаря обнулению ставок ввозных таможенных пошлин примерно для половины всех тарифных линий в 2016–2017 гг. В 2018 г. процесс либерализации продолжился. В течение 10 лет беспошлинный ввоз товаров охватит 90% позиций товарной номенклатуры.

Анализ данных о географии торговли ЕАЭС подтверждает уверенное лидерство России, но ССТ принесло дивиденды и другим членам ЕАЭС. Главным выгодоприобретателем оказался Казахстан, который быстрее России наращивал объем торговли, особенно экспорта, и подтягивался по этому показателю к ней.

На РФ приходится 88% товарооборота с СРВ, в том числе 84% экспорта и 91% импорта. Однако российско-вьетнамская торговля стагнировала 3 года подряд, причем у России неуклонно увеличивался дефицит торгового баланса. Значит, решить за счет ССТ задачу снижения дисбаланса не удается. Видимо, российский экспортный потенциал используется неполно, потребности импорта преобладают, а вьетнамский бизнес действует более настойчиво и умело. Сказывается и проигрыш в конкурентоспособности на рынке СРВ.

Ожидается, что наметившиеся позитивные тенденции получат развитие. В чисто торговом отношении для роста созданы предпосылки: основные партнеры Вьетнама, как и он сам, стали настойчивей наращивать торговлю товарами, получившими максимальные преференции по соглашению. К тому же экономика СРВ находится на подъеме и быстро увеличивает предложение на рынках ЕАЭС вслед за расширением экспортного производства и участия в глобальных цепочках создания добавленной стоимости.

За 2014–2017 гг. экспорт СРВ в ЕАЭС поднялся на 39%, а импорт на 44%, что говорит о сбалансированности товарных потоков и, с учетом большого профицита, о преимуществах вьетнамской стороны. Среди партнеров по ССТ она выиграла больше всех за счет лучшего использования своего экспортного потенциала и опыта реализации подобных соглашений. В страны Союза увеличивается ввоз продукции обрабатывающей промышленности, в том числе бытовой техники и микроэлектроники (компьютеры, мобильные телефоны, компоненты). По-прежнему поставляются обувь, одежда, текстиль, продовольственные товары.

Вьетнамский экспорт отличается большим разнообразием, более высокой стоимостью продаж ключевых товарных групп, степенью обработки и технологичностью товаров. Эти поставки дифференцированы и распределены более равномерно по странам-членам Союза в зависимости от возможностей экономик партнеров. Вьетнамский экспорт отличается от встречных потоков тем, что они недостаточно отражают интересы и потенциал участников со стороны ЕАЭС, кроме России.

Резкий рост экспорта из ЕАЭС произошел за счет аграрной продукции, которая раньше ограниченно закупалась партнером. Но экспортный поток из ЕАЭС в СРВ в основном      по-прежнему образуют нефтепродукты, уголь, сталь, промышленное оборудование, причем в структуре поставок преобладают товары сырьевого сектора и первого промышленного передела.

Выявились недостатки, объективные трудности либерализации взаимной торговли. В частности, возникло прежде нетипичное для взаимной торговли в целом совпадение экспортного профиля отдельных товаров и противоречие интересов участников ССТ. Из исключения такое явление способно стать тенденцией уже в ближайшие годы. Вьетнам может и дальше расширять экспортный ассортимент изделий промышленности, а страны ЕАЭС – восстанавливать производство аграрной продукции, которая – кроме ее тропических видов – вступает в конкуренцию с вьетнамскими аналогами.

Практика реализации ССТ ЕАЭС – СРВ выявила ряд актуальных проблем его соотношения с другими соглашениями Вьетнама о свободной торговле. РФ нужно понять, как использовать более раннее начало работы нашего ССТ для завоевания конкурентных позиций на рынке СРВ, пока не вступили в силу ее соглашения с ЕС и странами АТР (ТТП). Также стоит задача обеспечения соответствия режимов торговли по этим ССТ стандартам ВТО, чтобы избежать нестыковок и потерь. Наконец, выявилось, что экономические санкции против России со стороны США и их западных союзников вызывают неизбежные трудности во взаимной торговле и реализации соглашения.

Таким образом, картина складывается противоречивая. Соглашение в целом успешно выполняется в сфере торговли, а в других пока не развернуто. Торговые эффекты оказались исчерпаны уже в первые два года, возникли новые противоречия. Протекционистские механизмы сдерживают процесс либерализации, препятствуют росту товарооборота.

Международный дискуссионный клуб "Валдай". 14.03.2019

Читайте также:

Добавить комментарий