ЕАЭС: как повысить экономический эффект кооперации?

Александр Искандарян, директор Института Кавказа (Ереван)

В 2019 году исполняется 5 лет договору о создании ЕАЭС. Первое заседание Евразийского межправительственного совета в этом году состоялось в Алма-Ате с участием премьер-министров Белоруссии, Казахстана, Киргизии и России, вице-премьера Армении, а также председателя коллегии Евразийской комиссии.

На заседании обсуждались форматы экономического взаимодействия и дальнейшего расширения товарооборота между странами – членами ЕАЭС на основе унификации законодательных норм в сферах торговли, налогообложения, логистики и транспорта. Страны ЕАЭС вступали в организацию в разное время и в разных условиях, в некоторых случаях наличествовали переходные периоды и различного вида временные исключения из правил для тех или иных стран. Гармонизация законодательств требует времени и согласования интересов. В частности, идет активная работа по формированию единой политики в области акцизов на алкоголь и табак, создается единое правовое поле для судоходства по внутренним водам стран ЕАЭС.

Ключевой темой нынешнего этапа развития ЕАЭС является так называемая «цифровая повестка», то есть цифровизация товарооборота, торговли и промышленности каждой из стран и развитие цифровой кооперации. В конечном итоге все эти усилия должны привести к созданию единого правового поля, облегчающего доступ стран к экономикам друг друга, и решить главную проблему ЕАЭС – повысить экономический эффект кооперации.

Евразийский экономический союз – союз весьма специфический. Его трудно сравнивать с другими экономическими объединениями ввиду особенности его структуры: одна из стран-членов ЕАЭС по территории, населению и размеру экономики больше всех остальных, вместе взятых. Причем Россия не просто больше и мощнее – у нее и статус совершенно другой: это ядерная держава, постоянный член Совбеза ООН, а для всех стран ЕАЭС – еще и бывшая метрополия. Большие или даже доминирующие страны есть и в других союзах, скажем, в ЕС входит Германия – самая крупная экономика Европы и в огромной степени – мотор евроинтеграции. Но в Евросоюзе состоят и другие большие страны – Франция, Италия, пока еще Великобритания. Во всяком случае ни одна из европейских стран по своему размеру и мощности настолько не перевешивает остальных членов Евросоюза.

С одной стороны, в таком устройстве можно усмотреть и преимущества: страны ЕАЭС просто по наследству от СССР имеют некий задел интеграции и унификации, тем более вокруг бывшей метрополии. С другой стороны, ЕАЭС похож на колесо без обода: от ступицы отходят спицы, но их ничто не соединяет. Для каждой из стран союза важны именно отношения с Россией, с ее рынком, экономическим потенциалом и географическим положением. А вот друг для друга эти страны почти никакого интереса не представляют. Какой интерес может быть у Белоруссии в Армении или у Армении в Киргизии?

Эту особенность ЕАЭС надо учитывать, пытаться нивелировать опасения стран по этому поводу, а в идеале – извлекать из нее пользу. Для этого нужны программы, способствующие интеграции на всем пространстве ЕАЭС, и, кроме России, эти программы финансировать некому. В нынешних условиях недостатка длинных и дешевых денег, падения цен на нефть, а также западных санкций против России, ей трудно даются инвестиции, пусть даже заманчивые: так, предполагается, что одно только внедрение электронной системы сопроводительных документов на территории стран – членов ЕАЭС даст выгоду в миллиарды долларов. Впрочем, пока никакой ясности с программами нет, поскольку и повестка, и цели ЕАЭС определяются по ходу дела, на встречах, подобных алма-атинской. Следующая встреча Межправсовета состоится в конце весны в Ереване.

Международный дискуссионный клуб "Валдай". 08.02.2019

Читайте также:

Добавить комментарий