В Киеве опасаются ползучей федерализации

Татьяна Ивженко

Тернопольский облсовет стал третьим в Украине, который запретил использование на территории области «русскоязычного культурного продукта». Такого понятия нет в украинском законодательстве. Однако центральная власть не реагирует на решения местных советов. В обществе тоже нет никакой реакции: до принятых запретов языковые проблемы считали актуальными только 2% украинцев.

Первое решение принял в середине сентября Львовский облсовет. Депутаты проголосовали за введение на территории области моратория на «русскоязычный культурный продукт» до тех пор, «пока Россия не прекратит оккупацию части территории Украины». В законодательстве определено, что «временно оккупированными» территориями являются Крым и подконтрольные ДНР/ЛНР районы Донецкой и Луганской областей.

Депутаты Львовского облсовета мотивировали свой запрет намерением предотвратить эскалацию напряженности в области и не допустить разжигания межнациональной розни, а также «защитить украинское информационное пространство от гибридного воздействия государства-агрессора». Были названы и другие причины, среди которых, например, «преодоление последствий длительной русификации». Подобными мотивами руководствовался и Житомирский облсовет, принявший аналогичное решение в конце октября.

Теперь их примеру последовал Тернопольский облсовет. Органы местной власти создают специальные рабочие группы, которые должны «проводить разъяснительную работу среди населения и юридических лиц» о сути принятых решений.

Между тем в украинском законодательстве просто нет определения понятию «русскоязычный культурный продукт», отметил эксперт Центра информации о правах человека Владимир Яворский. В колонке для издания «Украинская правда» он перечислил те культурные блага, которые по языковому признаку могут оказаться под запретом в отдельных украинских областях: «Книги, художественные фильмы, аудиовизуальные произведения, театральные постановки и цирковые представления, концерты, культурно-образовательные услуги…» Яворский обратил внимание, что депутаты облсоветов в своих решениях ссылаются на то, что Верховная рада в начале года признала Россию «государством-агрессором». Но запрет или мораторий вводится не против российской, а против русскоязычной продукции: «Запрещенным может быть национальный культурный продукт, созданный на русском языке. С другой стороны, продукт, созданный в России не на русском языке, остается разрешенным». Таким образом, заявленная депутатами цель не достигается, считает он, указывая, что облсоветы вообще не уполномочены принимать подобные решения.

Оспорить запреты в судебном порядке пытается организация «Украинский выбор – право народа» Виктора Медведчука, за которой закрепился имидж пророссийской. Сразу после принятого во Львове решения организация напомнила центральной власти, что ст. 10 Конституции Украины гарантирует свободное развитие, использование и защиту языков нацменьшинств, включая русский язык. «Политики, одержимые русофобской истерией, не остановятся ни перед чем: ни перед тотальным наступлением на конституционные права граждан, ни перед нарушением международных нормативно-правовых актов, которые Украина ратифицировала, тем самым взяв на себя обязательства выполнять их… Столь циничное и грубое попрание прав граждан недопустимо в цивилизованном обществе (тем более в стране, которая, как убеждают нас представители власти, движется по пути демократии и достижения европейских стандартов)», – сказано в заявлении организации.

Рядовые граждане Украины практически не обращают внимания на ситуацию. Дело в том, что они не считают языковой вопрос актуальным для страны. В перечне самых острых и требующих немедленного решения вопросов, по данным Киевского международного института социологии, на первом месте оказались война в Донбассе и экономические проблемы. Языковой вопрос беспокоит не более 2% граждан Украины. Людей вполне устраивала ситуация, существовавшая до сих пор. Украинский язык, согласно Конституции, является единственным государственным (действие этой нормы, по данным группы «Рейтинг», поддерживают более 60% населения). Мнения о статусе русского разошлись: 19% не против предоставления ему статуса второго государственного; 17% готовы предоставить русскому статус официального в отдельных регионах. Летом, когда проводился опрос, речь не шла о запретах.

Те, кто поддерживает решения облсоветов, указывают на необходимость разорвать все связи с Россией (раз ее признали «государством-агрессором») и с советским прошлым (когда искусственно создавались условия для доминирования русского языка в Украине). По их мнению, «русскоязычный культурный продукт» тянет Украину в прошлое, не позволяет государству развиваться, реализуя потенциал независимости. Писатель Андрей Кокотюха в колонке для издания «Новое время» обратил внимание, что, несмотря на более чем четыре года войны, украинцы с симпатией относятся к россиянам, поскольку «странная любовь к агрессору держится на памяти о сказках Пушкина, на которых мы выросли. На Толстом, Достоевском и Чехове… И на русских советских фильмах. Украинцы продолжают любить воинствующую Россию только за то, что она милостиво позволяет пользоваться собственным культурным наследием».

Те, кто критикует решения облсоветов, предполагают, что языковой вопрос в Украине используется как вид предвыборных технологий. Верховная рада недавно в первом чтении приняла закон о сферах применения государственного языка. Политолог Дмитрий Корнейчук, которого цитирует издание «Страна», считает, что политтехнологии направлены на то, «чтобы стравить между собой украинцев». «Ты за войну или против? Ты за украинский язык или против? Ты за Вселенский патриархат или за Московский? Всех, кто предлагает компромисс, объединяющий страну, в Украине клеймят врагами», – отметил Корнейчук.

Эксперты отмечают одну особенность нынешней ситуации: облсоветы приняли решения, которые всегда считались прерогативой центральной власти. Местные депутаты считают, что таким правом их наделяет децентрализация власти. «Но в рамках децентрализации только отдельные, а не все полномочия передаются регионам. С «русскоязычным культурным продуктом» все это напоминает начало федерализации, против которой категорически выступает команда Петра Порошенко. В одной области можно слушать музыку и смотреть фильмы на русском, в другой – нельзя. Что это, если не ползучая федерализация?» – сказал «НГ» один из экспертов.

Проблема еще и в том, что рядовые украинцы мало осведомлены о децентрализации власти. По данным опроса фонда «Демократические инициативы» им. И.Кучерива, только 16% граждан хорошо осведомлены о реформе, еще около 60% «что-то слышали», ничего не знают 23%. При этом более 50% не информированы о рамках новых полномочий местной власти. Только 44% считают (больше всего в западных областях страны), что советы на местах смогут правильно распорядиться широкими возможностями, которые предоставляет децентрализация. Сомневаются в этом 29%      (в основном жители восточных областей). Почти четверть украинского населения надеется, что децентрализация позволит эффективно влиять на решения власти, столько же – опасаются, что процесс приведет к появлению «удельных князьков».

Независимая газета. 07.11.2018

Читайте также:

Добавить комментарий