Мир перемен. 2011. № 4.

Мир перемен. 2011. № 4- содержание резюме

СОДЕРЖАНИЕ

У истоков перемен
О. Богомолов. Были ли гайдаровские реформы безальтернативными?
А. Акаев. Постсоветское двадцатилетие: ожидания и реальность
Р. Симонян. Размышления о роли субъективного фактора в истории
А. Быков. Что впереди?
Важные события последнего двадцатилетия в оценках россиян
Как это было, как это стало (А. Аганбегян, В. Геец, М. Интрилигейтор, Г. В. Колодко, Я. Чарногурский, Н. Шмелев отвечают на вопросы журнала «Мир перемен»)

Мировой кризис
Ю. Ольсевич. Камо грядеши? Экономическая наука и политика перед фундаментальной неопределенностью рынка
Е. Шипова. Новый тип государственных кризисов

Трансформация
Ш. Фишер. Экономики Центральной Европы: от коммунизма к конвергенции
П. Гавлик, Ш. Рихтер. Страны Ближнего Востока и Северной Африки на пороге перемен

Политика
Я. Мирер. Органичная Россия

Культура
В. Димов. Наследие Ломоносова и современность

У книжной полки
А. Булатов. Последствия мирового кризиса для стран Центральной и Восточной Европы
Публикации ОМЭПИ ИЭ РАН (2010–2011 гг.)

Международный совет
Summary
Содержание журнала за 2011 г.

РЕЗЮМЕ

О. Богомолов. Были ли гайдаровские реформы безальтернативными?
Двадцать лет рыночного реформирования и разочарования в его результатах. Но официальная пропаганда нам продолжает внушать: это был единственно возможный выбор, надо терпеть. Так ли это? Конечно, история не знает сослагательного наклонения и совершившегося не исправить. Но в начале пути, стоя на развилке, страна находилась перед выбором дороги, по которой следовало идти. Да и в дальнейшем, когда усиливалось ощущение, что заблудились, не поздно было вернуться на правильную тропу. Россияне, как известно, сильны задним умом. Но на сей раз он нам отказал, и мы упрямо шагали навстречу гибели, не желая извлечь уроки из допущенных ошибок.

А. Акаев. Постсоветское двадцатилетие: ожидания и реальность
Размышления активного участника происходивших в мире перемен о перспективах возрождения постсоветского пространства, приведения его в состояние геополитической целостности при центральной роли России.

Р. Симонян. Размышления о субъективном факторе в истории
Вопрос о роли субъективного фактора в историческом процессе сегодня приобретает особую остроту в России, в канун двадцатилетия экономических реформ.

А. Быков. Что впереди?
Развал СССР, сочетаемый с крушением всего Восточного блока, стал крупнейшей национальной и глобальной катастрофой минувшего века, кардинально изменившей геополитическую и геоэкономическую обстановку в нашей стране и мире в целом, причем не только за счет пере-стройки послевоенной (послеялтинской) конфигурации евразийского пространства, но и крушения всего веками формировавшегося исторического процесса становления и развития российской государственности.

Важные события последнего двадцатилетия в оценках россиян
Минувшее двадцатилетие, особенно его первая половина, было богато на исторические события, многие из которых носили и продолжают носить «знаковый» характер. Они воспринимаются не только эмоционально, но и в какой-то степени отражают систему ценностей граждан, современников данных событий. В первую очередь это относится к периоду конца перестройки – начала «ельцинских реформ». Некоторые из событий носили эпохальный характер и еще долгое время будут будоражить умы людей, а некоторые начинают уже забываться. Рассмотрим их оценку россиянами более подробно.

Как это было, как это стало (А. Аганбегян, В. Геец, М. Интрилигейтор, Г. В. Колодко, Я. Чарногурский, Н. Шмелев отвечают на вопросы журнала «Мир перемен»)
В декабре 2011 г. исполняется 20 лет с момента распада Советского Союза. Это событие потрясло не только страну, но и весь мир. Редакция журнала «Мир перемен» обратилась к видным экономистам и политологам, которые были не только свидетелями, но и активными участниками происходивших тогда процессов, с просьбой ответить на ряд вопросов.

Ю. Ольсевич. Камо грядеши? Экономическая наука и политика перед фундаментальной неопределенностью рынка
Кризис 2008–2009 гг. и его последствия вновь выдвинули на авансцену основной вопрос экономической науки и политики – способен ли рынок на началах саморегулирования обеспечить относительно устойчивый рост при высокой занятости и общем росте доходов? Кризис опрокинул убеждение, сложившееся в течение четверти века, ему предшествовавшей, будто теория и практика дали на этот вопрос утвердительный ответ, а противоположное мнение Дж. Кейнса и его последователей – всего лишь опасная ересь.

Е. Шипова. Новый тип государственных кризисов
Фонд «Институт посткризисного мира» регулярно проводит международные экспертные опросы, в каждом из которых принимают участие от 220 до 250 экспертов более чем из 50 стран мира. Это специалисты из разных областей – экономисты и финансовые аналитики, владельцы и топ-менеджеры ведущих компаний, журналисты, освещающие экономическую и политическую тематику, ученые, политики и чиновники – со всех пяти обитаемых континентов. Результаты этих глобальных экспертиз послужили основой для настоящей статьи.

Ш. Фишер. Экономики Центральной Европы: от коммунизма к конвергенции
Посткоммунистическая трансформация Центральной Европы – это примечательная история успеха. Хотя глубокая перестройка, которую пережили страны этого региона за последние 21 год, и привела к росту цен, разнице в доходах и безработице, этот процесс принес и многочисленные выгоды по мере того, как в регионе участились инвестиции иностранного капитала, начали развиваться свободная торговля и предпринимательство, а также значительно вырос ВВП. Кульминацией всех этих достижений стало вступление Польши, Венгрии, Чешской Республики, Словакии и Словении в ЕС в мае 2004 г., что символизировало присоединение этих стран к развитому Западу.

П. Гавлик, Ш. Рихтер. Страны Ближнего Востока и Северной Африки и уроки трансформаций постсоциалистических стран Европы
После событий «арабской весны» некоторые наблюдатели стали сопоставлять перемены в странах Ближнего Востока и Северной Африки (БВСА) с переходом Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы (ЦВЮВЕ) к парламентской демократии, начавшимся два десятилетия назад. Опираясь на длительный опыт исследования систем плановой экономики, институциональных и экономических аспектов трансформации, которым располагает Венский институт международных экономических исследований (WIIW), авторы предприняли попытку найти возможные общие черты и/либо различия между экономическим положением в странах БВСА и вызовами, с которыми сталкивались бывшие плановые экономики за прошедшие два десятилетия.

Я. Мирер. Органичная Россия
С декабря 1991 г., когда российский триколор сменил советский флаг над Кремлем, что стало символом окончания «холодной войны», в мировой политике произошли драматические перемены. К числу наиболее значимых из них относятся: резкое расширение экономики, основанной на Интернете и новых технологиях; продолжающаяся трансформация Китая и его усиление на международной арене как экономического центра силы и нового партнера – соперника США; рост исламского фундаментализма и связанной с ним террористической угрозы; американское вторжение в Ирак; распространение ядерного оружия и, наконец, финансовый кризис 2008 г. и формирование «Большой двадцатки».

В. Димов. Наследие Ломоносова и современность
В русской истории всегда появлялись фигуры такого масштаба, которые, как вершины, возвышались над современниками, определяя менталитет народа и высшие достижения страны. Таким XVIII в. был Михаил Васильевич Ломоносов. Выходец из народа, гений естествоиспытания и просветительства, заглянувший в будущее России, он был и остается эталоном русского человека и независимого ученого.

Читайте также: