Евросоюз дистанцируется от решения карабахского конфликта: эксперты из Баку

По следам визита в Баку председателя Европейского совета Дональда Туска корреспондент EADaily Анар Гусейнов побеседовал об отношениях между Азербайджаном и Евросоюзом с азербайджанскими экспертами — политологом Ильгаром Велизаде и директором Кавказского центра политического анализа Ахмедом Алили. Эксперты среди прочего выразили свое отношение и к возможности активизации роли ЕС в урегулировании карабахского конфликта.

— Как вы оцениваете визит Дональда Туска в Баку? Каковы результаты переговоров?

Ильгар Велизаде: Визит Туска в Азербайджан и в целом в регион является знаковым. Это последний визит Туска в качестве главы Евросовета. С другой стороны, он фиксирует приоритеты в отношениях между ЕС и Азербайджаном. Тут самое важное в том, что Туск после этого визита должен передать эти приоритеты новому руководству ЕС, которое сегодня находится на стадии формирования в результате выборов. Он передаст зафиксированное последнее положение новому руководству, что должно стать основой для развития диалога между Баку и Брюсселем.

Ахмед Алили: Визит показал очень много позитивных моментов в отношениях. Он показал, что интерес ЕС к Азербайджану еще актуален. То, что он побывал в Алятском порту (Баку), а в Грузии ознакомился с портом в Батуми, это показывает то, что ЕС интересуется транспортными проектами региона и он хочет, чтобы между портами в Черном море и в Каспийском море были налажены механизмы взаимодействия. ЕС сейчас нуждается в этих коридорах, чтобы выйти на рынки Центральной Азии.

Сейчас Брюссель налаживает тесные отношения со странами данного региона, и частые визиты официальных лиц туда об этом свидетельствуют. Стратегические отношения между Грузией и Азербайджаном должны послужить тому, чтобы ЕС через них вышел в Центральную Азию. В целом же и Туск, и Алиев остались довольны этой встречей.

— Как складываются сегодня отношения между Азербайджаном и ЕС? Какая динамика наблюдается? Когда ждать подписания нового соглашения Азербайджан — ЕС?

Ильгар Велизаде: Сейчас в отношениях между Азербайджаном и ЕС наблюдается устойчивая линия, которая сформировалась на тех приоритетах, которые были выработаны в прошлом году и нашли отражение в новых, готовящихся соглашениях между ЕС и Баку. Эти приоритеты предусматривают такие сферы, как энергетика, транспорт, облегчение визового режима, совершенствование системы управления и дальнейшая демократизация. По многим пунктам есть прогресс, но есть и разногласия по визовому режиму и торговым отношениям.

Были также темы, касающиеся карабахского конфликта. Азербайджан требовал признания суверенитета Баку над Карабахом и прилегающими территориями, однако ЕС, опасаясь осложнения отношений с Арменией, пока не идет на это.

С другой стороны, есть определенные нестыковки по деятельности международных НПО на территории Азербайджана. ЕС предлагает свою систему оценок, азербайджанская сторона ссылается на свои суверенные права. Диалог в этом направлении продолжается.

В этом году, весной, Азербайджан предпринял значительный шаг для снятия этих вопросов, в частности были освобождены заключенные, которые числились в ЕС как политзаключенные. Однако в списке гораздо больше лиц, и они требуют освобождения их всех. Но там есть лица, которые обвиняются по очень тяжелым статьям.

В целом перспективы подготовки нового соглашения оценивать достаточно сложно. Но дело в том, что Туск был среди тех людей, которые форсировали эти соглашения и хотел бы, чтобы документ был заключен во время его каденции. Но для Азербайджана важны не сроки, а качество документа и чтобы он учитывал интересы всех сторон.

Ахмед Алили: Азербайджан и ЕС нуждаются друг в друге. Азербайджан имеет выгодное географическое положение, и поэтому для ЕС (и не только для ЕС) важно присутствовать в регионе Южного Кавказа, иметь стратегические отношения с Азербайджаном. Этот выбор ЕС сделал еще в середине 90-х годов.

Сбалансированная политика Азербайджана не позволяла раскрыть весь потенциал отношений между сторонами. Но в последние годы дан импульс для более тесных взаимоотношений между Баку и ЕС. Азербайджан всегда понимал, что альтернатив европейскому рынку в регионе нет.

Что же касается рамочного соглашения, то стороны пока не смогли прийти к согласию в торгово-экономических взаимосвязях. Как только стороны выработают выгодную формулу, мы подпишем эти соглашения. На сегодня не существует никаких внешних факторов, которые бы мешали сближению между Баку и Брюсселем.

— Но отказался ли ЕС от вмешательства во внутренние дела Азербайджана, поддержки азербайджанской оппозиции? Давления на Баку в вопросе прав человека? Что приоритетнее для Брюсселя — права человека или энергетический и транзитный потенциал Азербайджана?

Ильгар Велизаде: Эти вопросы не противоречат друг другу и идут параллельно. Экономический блок ведет отдельные переговоры, политические вопросы обсуждаются отдельно. ЕС не отказывается от своих принципов. Дело в том, что все эти договора со стороны ЕС, они рассматриваются под одним углом, для них права человека и демократия — это одна тема, а экономические взаимосвязи — другая. Здесь ЕС желает, чтобы те условия, которые будут зафиксированы в отношениях с Азербайджаном, они так или иначе пересекались с теми условиями, которые имеются в отношениях с другими странами «Восточного партнерства».

Азербайджан настаивает на отдельном подходе и специфике. Дело в том, что такие страны, как Грузия, Украина, Молдова, которые согласились подписать соглашение об ассоциации с ЕС, они взяли на себя повышенные обязательства. Азербайджан не собирается становиться членом ЕС и участвовать в интеграционных процессах ЕС. Для Азербайджана важно зафиксировать равнопартнерские связи с ЕС, когда бы Брюссель уважал суверенные права страны и не вмешивался бы во внутренние дела. Все эти условия могут быть на взаимоприемлемых условиях, и Баку именно этот принцип ставит во главу угла.

Что же касается энергетических вопросов, то тут особых противоречий нет и сотрудничество соответствует интересам двух стран.

Ахмед Алили: ЕС не хочет вмешиваться во внутренние дела Азербайджана. Вопрос в том, что у ЕС есть свои принципы, они говорят о том, что те, кто хотят с нами сотрудничать, должны придерживаться этих принципов. Эти принципы связаны с демократией, внутренним управлением, правами человека и так далее. ЕС всегда хотел строить с Азербайджаном тесные отношения по многим причинам. Когда в ЕС видят то, что страна-партнер не соответствует их принципам, то они начинают протестовать. Это не совсем вмешательство во внутренние дела.

— Во время переговоров с Туском Ильхам Алиев поднимал вопрос карабахского урегулирования. Можно ли ожидать от ЕС более активной роли в урегулировании конфликта? И есть ли у Брюсселя такие желания и ресурсы?

Ильгар Велизаде: ЕС дистанцируется от политического решения данного конфликта. При этом Брюссель декларирует определенные принципы и подходы, которые должны лечь в основу урегулирования этого конфликта, — это Хельсинкский акт. Азербайджанская сторона хотела бы, чтобы ЕС зафиксировал четкие приоритеты в этом вопросе. Мы не требуем от них участия в переговорном процессе или же выработки каких-то подходов. Азербайджанская сторона хотела бы, чтобы приоритеты, обозначенные в вопросе соблюдения территориальной целостности Грузии, Украины, Молдовы, Испании, фиксировались и в нашем случае. Факт нарушения территориальной целостности должен осуждаться и в случае с Азербайджаном. Не должно быть обтекаемых формулировок, а должны быть более жесткие и понятные.

Они могли бы дать Азербайджану возможность интенсифицировать переговорный процесс и помочь его активизировать, поскольку мы опирались бы на признание со стороны ЕС тех норм и принципов, которые отстаивает Азербайджан. Нам нужно, чтобы ЕС зафиксировал свою позицию так же четко, как и в отношении других стран.

Ахмед Алили: Карабахский вопрос всегда присутствует в переговорном процессе между Азербайджаном и ЕС. Вообще во всех внешнеполитических встречах этот вопрос поднимается. Позиция ЕС в этом вопросе такова, что они готовы сделать все для решения этого конфликта, но они говорят, что для начала сами стороны конфликта должны прийти к согласию. Баку хочет, чтобы ЕС, помимо «мягкой политики», также применял и более жесткие формулировки. Позиция Вашингтона в последние годы больше удовлетворяет Баку, чем позиция ЕС. Поэтому Азербайджан хотел бы более жесткой позиции ЕС.

EADaily. 11.07.2019

Читайте также:

Добавить комментарий