Закат «Контракта века»: нефтяники уходят из Азербайджана в Казахстан

«Контракт века», подписанный в 1994 г. в Баку между одиннадцатью крупными нефтедобывающими компаниями и положивший начало экономическому росту Азербайджана, по всей видимости, смог продержаться лишь четверть столетия. Уже сегодня западные нефтяные мейджоры и российский «ЛУКОЙЛ» проявляют гораздо больший интерес к казахстанской части каспийского шельфа. О том, в чем лежат причины подобной переориентации и почему «ЛУКОЙЛ» заинтересовался не российскими, а зарубежными месторождениями, читайте в статье экономиста, специалиста по закупкам нефти MOL Group (Венгрия) Виктора Катоны специально для «Евразия.Эксперт».

Бегство западных мейджоров

Россия благодаря компании «ЛУКОЙЛ» смогла запустить собственную добычу в Каспийском море в первой половине 2010-х гг. Однако после того как доступ к новым проектам на континентальном шельфе был ограничен в 2009 г. (а затем и были введены западные санкции в 2014-2018 гг.), российская часть Прикаспия затихла. Таким образом, наибольшие перспективы роста могут быть у казахстанской части Прикаспия, хотя и в этом случае есть определенные сложности.

В первую очередь следует рассмотреть вопрос о том, как получилось так, что Азербайджан стали покидать западные нефтегазовые мейджоры.

Хотя британская BP повторно заявила о своем намерении остаться в Азербайджане в долгосрочной перспективе, американские гиганты ExxonMobil и Chevron начали закулисный поиск потенциальных покупателей для своих долей в проекте Азери-Шираг-Гюнешли (ACG), основе основ нефтедобычи этой прикаспийской страны, и нефтепроводе Баку-Тбилиси-Джейхан.

Обе компании – владея 9,57% (Chevron) и 6,8% (ExxonMobil) ACG – были в авангарде прилива западных инвестиций и технологий в азербайджанскую энергетику в середине 1990-х гг. и на протяжении предыдущих двух десятилетий стали одними из важнейших игроков в Прикаспии.

На данный момент неизвестно, удастся ли американским мейджорам в принципе продать свои доли. Однако на рынке циркулируют слухи, что, возможно, указанные доли будут проданы азиатским компаниям, уже имеющим активы в Азербайджане, таким, как японская INPEX или индийская ONGC Videsh. Вероятность, что место Chevron и ExxonMobil займет другой западный мейджор, весьма мала.

Российский интерес

Во многом причина потери интереса западных компаний заключается в отсутствии крупных перспективных проектов на континентальном шельфе Азербайджана: после ввода «Шах-Дениз II» из крупных мегапроектов останется лишь Апшерон, начало эксплуатации которого намечено на конец 2019 г.

Именно Апшерон представляет собой предмет интереса российской нефтегазовой компании «ЛУКОЙЛ», единогласного лидера нефтедобычи на российской части Каспийского шельфа.

И тут мы приходим ко второму важному факту: ввиду ограниченных возможностей роста в Западной Сибири и существенного замедления развития собственного Прикаспия (единственный четко установленный срок ввода в эксплуатацию есть в отношении Ракушечного месторождения, запасы которого в четыре раза меньше, чем у месторождения имени В.Филановского) «ЛУКОЙЛ» присматривается к проектам соседних государств.

В рамках проекта Апшерон, добыча которого во второй фазе должна выйти на 4,5-5 млрд куб. м в год, «ЛУКОЙЛ» надеется выкупить примерно по 10% у текущих акционеров проекта, SOCAR и французской Total.

Примечательно, однако, что главная цель «ЛУКОЙЛа» (и не только российской компании – например, по действиям итальянской ENI в Прикаспии можно слелать тот же вывод) заключается в мелководном шельфе Казахстана.

«ЛУКОЙЛ» договорился с национальной нефтегазовой компанией Казахстана «КазМунайГаз» о совместной разработке месторождения «Женис», простирающегося на территории      6 850 кв. км в 80 км от прикаспийского побережья на глубине порядка 100 метров. На аналогичных условиях «ЛУКОЙЛ» достиг соглашения также по блоку «1Р2», таким образом нарастив свой портфель активов в Казахстане до пяти, уже владея долями в месторождениях Тенгиз, Карачаганак и Кумколь.

Казахстанские богатства

Следует рассмотреть, что именно побуждает «ЛУКОЙЛ», который фактически в одиночку разрабатывает российскую часть Прикаспия, инвестировать в шельф Казахстана. В первую очередь ориентироваться на Россию «ЛУКОЙЛу» мешает законодательство страны: согласно поправкам в статье 9 ФЗ    «О недрах», доступ к новым проектам на континентальном шельфе предоставляется лишь тем компаниям, «в которых доля (вклад) Российской Федерации в уставных капиталах составляет более чем пятьдесят процентов и (или) в отношении которых Российская Федерация имеет право прямо или косвенно распоряжаться более чем пятьюдесятью процентами общего количества голосов». Попросту говоря, доступ к новым проектам на шельфе имеют лишь государственные компании – Роснефть и Газпром Нефть.

Благодаря активным геолого-разведочным работам в 2000-е гг., т.е. до принятия ограничивающей поправки в 2008 г., «ЛУКОЙЛ» обладает еще рядом неэксплуатируемых перспективных проектов, однако кроме Ракушечного месторождения (39 млн т нефти и 33 млрд куб. м газа) остальные, например, месторождения имени Ю.Кувыкина        (168 млрд куб. м природного газа) или Хвалынское (322 млрд куб. м), скорее, газоносные.

Объемы каспийского газа пригодятся «ЛУКОЙЛу» для строящегося газоперерабатывающего завода в Буденновске, однако компания очевидным образом пытается сохранить свои позиции в каспийской нефтедобыче. И, учитывая падающие объемы в Азербайджане и закрытость туркменского рынка, на данный момент это возможно только в Казахстане.

Принимая во внимание, что налогообложение на шельфовые проекты в Казахстане более снисходительно к инвесторам, нежели в случае с месторождениями на суше, интерес европейских мейджоров будет сохраняться и в будущем (конечно же, если только казахстанские власти не будут менять правила игры).

Наиболее обследованная часть Каспия, шельф Азербайджана, уже вряд ли предоставит какой бы то ни было нефтяной сюрприз, однако в плане природного газа послужит официальному Баку еще не одно десятилетие. Исторически наименее исследованные части Каспия, шельф Ирана и Туркменистана, будут в среднесрочной перспективе также недоступны в силу санкций и из-за закрытости режима, как и прежде.

Перспективы России существенно усложняет экономически нецелесообразное законодательство: государственные нефтегазовые компании Каспием не интересуются, а специализирующийся на Каспии «ЛУКОЙЛ» новые проекты запускать не может.

Евразия.Эксперт. 14.05.2019

Читайте также:

Добавить комментарий