Нагорный Карабах: готовится ли встреча Алиев – Пашинян?

Станислав Тарасов

В Милане при посредничестве сопредседателей Минской группы ОБСЕ (Игорь Попов — Российская Федерация, Стефан Висконти — Франция и Эндрю Шефер — США) состоялась третья встреча министра иностранных дел Азербайджана Эльмара Мамедъярова и и.о. главы МИД Армении Зограба Мнацаканяна. Комментируя ход событий, Мамедъяров, заявил следующее: «Считаю, что переговоры, которые прошли три часа, были важными и полезными с точки зрения еще более лучшего понимания позиций сторон. Было получено согласие продолжить переговоры в этом формате в ближайшем будущем, с большой долей вероятности в следующем месяце».

Сам факт трехчасового диалога между конфликтующими сторонами свидетельствует о том, что Баку и Ереван обсуждают какие-то очень важные конкретные проблемы. Такой диалог стороны намерены продолжить в самом ближайшем будущем, можно ждать неких определенных решениях. Но каких? Об этом пока ничего неизвестно. Существует очевидная алогичность в ситуации. Ранее Баку заявлял, что по итогам внеочередных парламентских выборов в Армении ждать каких-либо результатов в урегулирование нагорно-карабахского конфликта не приходится. Тем не менее, он ведет переговоры, что наводит на мысль о существовании темы или тем для осуждения с Ереваном, и его не смущают противоречивые заявления и.о. премьера Армении Никола Пашиняна. Это и создает острую интригу, дает основу для выстраивания экспертам самых невероятных версий и предположений, а у азербайджанских и армянских обывателей — предчувствие наступления на этом направлении каких-то перемен. Как считает руководитель центра политических исследований фонда «Нораванк» Карен Веранян, не исключено, что одним из основных вопросов на переговорах глав МИД Армении и Азербайджана Мнацаканяна и Мамедъярова в Милане стала организация встречи между Пашиняном и президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым.

Объективно она напрашивается. Особенно после достигнутых в Душанбе между лидерами двух стран устных договоренностей о снижении напряженности на линии фронта, которая работает сегодня. Но не ясно, ведут ли сейчас стороны проработку содержания повестки таких переговоров. Отметим, что при прямом посредничестве российского президента Владимира Путина установлен личный контакт между лидерами конфликтующих сторон. Напомним также, что многолетние усилия Минской группы по урегулированию конфликта направлены, прежде всего, на то, чтобы создать условия для переговоров Баку и Еревана. Им и только им нужно решать проблемы, переговорщики должны сами определить пути решения и свои подходы, которые позволят смягчить ситуацию, а посредники, в сторону которых раздаются зачастую несправедливые упреки, не могут продиктовать свои условия, если они даже и имеются, конфликтующим сторонам. Но есть и третья сторона — Республика Арцах (Нагорный Карабах).

Между тем, Пашинян, несмотря на заявления о том, что считает, что Степанакерт должен быть признан стороной конфликта, подключен к переговорному процессу, а сам премьер будет представлять только Армению, санкционировал переговоры в прежнем формате. Что устраивает Азербайджан. И просматривается еще одна сюжетная линия. Армения является членом ОДКБ, но эта структура ведет себя пассивно на карабахском направлении. В то время как НАТО, которое напрямую не вовлечено в урегулирование конфликта, активно держит его в поле своего зрения. И, возможно, не без Еревана? Недавно в Брюсселе Мнацаканян встречался с заместителем генсека альянса Роуз Геттемюллер и излагал ей позицию страны по нагорно-карабахскому конфликту. Говоря о первоочередных задачах армянской стороны в вопросе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, он отметил, что «главным бенефициаром разрешения являются люди, а в основе конфликта лежит вопрос обеспечения жизненной безопасности».

При всем богатстве семантических значений и оттенков, слова «обеспечение жизненной безопасности» применительно к Нагорному Карабаху сегодня употребляется в первую очередь в смысле сохранения режима прекращения боевых действий. Этот ли вопрос станет главным при обсуждении на предполагаемый встрече между Пашиняном и Алиевым или что-то другое? С другой стороны, Армении рано или поздно придется, как говорит возглавляющий предвыборный список партии «Решение гражданина» Сурен Саакян, определяться с тем, «является ли Карабах неотъемлемой частью Армении или вторым армянским государством». Или в перспективе все сведется к реализации азербайджанского сценария «восстановления территориальной целостности». Решение может быть где-то посередине. Но кто и когда определит эту середину или красную черту? Ведь все же в Ереване и в Баку у власти находятся отнюдь не романтики.

Бесспорно, эффективный путь для решения нагорно-карабахского конфликта — это продолжение прямого диалога между президентами Азербайджана и Армении, обсуждение конкретных предложений и подходов по окончательному решению конфликта. В то же время мы считаем, что без подключения Степанакерта к переговорному процессу достигнуть окончательного урегулирования невозможно. Пока Баку не готов идти на такие уступки, поскольку это, как ему это кажется, станет для азербайджанского общества проявлением слабости и отхода от принципов. Зря. Ведь вполне возможно, что в Нагорный Карабах смогут вернуться и азербайджанцы, а в Азербайджан — армяне, укрепив и усилив свою и другую страны. В то же время понятно и то, что для искоренения межнациональной вражды одной дипломатии недостаточно, нужна новая хорошо продуманная внутренняя политика. Пока этого нет будут только одни бесконечные переговоры.

REGNUM. 06.12.2018

Читайте также:

Добавить комментарий