Армения: на пороге парламентских выборов или революции?

Норайр Дунамалян, кандидат политических наук, преподаватель кафедры политологии Российско-Армянского (Славянского) Университета (Ереван)

9 декабря состоятся внеочередные выборы в парламент Армении, и, несмотря на ожидаемую победу блока «Мой шаг» во главе с Николом Пашиняном, все еще остается немало интриг, связанных с будущей расстановкой сил в республике. После «долгого политического октября» открылся новый цикл политической жизни Армении. Досрочные парламентские выборы, в которых изъявили желание участвовать 11 политических сил (2 блока и 9 партий), станут очередным испытанием для политического поля страны. О том, каких результатов ждать от голосования, почему радикальная оппозиция выступает за выход Армении из ЕАЭС, и что изменится в республике после выборов – в статье «Евразия.Эксперт».

Ход экспресс-кампании: «белые» начинают и выигрывают

Сегодня ощутима неподготовленность некоторых политических сил к предвыборной кампании, на что повлияло отсутствие изменений в Избирательном кодексе и короткий срок до начала выборов. Здесь можно выделить организационные и психологические проблемы, так как фаворит предвыборной гонки и многие другие политические силы сохранили старый стиль поведения, надеясь на эффективность «митинговой» риторики для воздействия на внутреннюю аудиторию. Несмотря на это, результаты выборов общественность не подвергнет сомнению, что окончательно легитимирует «бархатную революцию».

И.о. премьер-министра Армении Никол Пашинян до сих пор не отказался от роли народного трибуна, ведя прямой диалог с электоратом и держа руку на пульсе общественных настроений. При этом набор инструментов влияния его блока «Мой шаг» на внутреннюю аудиторию включает широкий диапазон тем, колеблющихся от громких коррупционных разоблачений до внешней политики.

Кроме того, главной мишенью политических обвинений остается Республиканская партия Армении, которая, кажется, не против быть «единственной оппозицией» новой власти, поддерживая пресловутый антагонизм между «белыми» и «черными» силами, что выражено в черно-белой предвыборной символике РПА.

Надо сказать, несмотря на внушительные финансовые ресурсы представителей партийного списка РПА и опытную политическую команду, эта сила так и не смогла сформулировать внятной политической повестки. Двигаясь от обратного и сетуя на то, что новое правительство полностью продолжает курс прошлой власти, РПА заявляет о готовности к изменениям, но в тоже время строит свою избирательную кампанию, позиционируя себя в качестве единственного противника новой власти.

Иными словами, проблема заключается в том, что подобная стратегия ведения предвыборной кампании выгодна как Н. Пашиняну, так и РПА, поскольку борьба идет не за смежный электоральный сегмент, а имеет цель сохранить определенный общественный дискурс, направленный на поддержание идеи «принципиального» противостояния. Две политические партии избрали путь балансирования по краям электорального спектра, обеспечивая консолидацию вокруг блока «Мой шаг» против «темных сил» и предоставив возможность сконцентрировать некоторые протестные группы вокруг РПА. В дополнение к этому стоит отметить, что одним из важнейших факторов участия РПА в выборах остается рейтинговая составляющая, благодаря которой у бывшей партии власти все еще есть шанс на прохождение в парламент.

Такая ситуация ведет к росту популизма и концентрации общественного внимания на противостоянии двух сил, хотя политический фон более разнообразен.

Между старым и новым

Революция предполагает разрушение старых институтов и ценностей, но (что свойственно для Армении) при всей самодискредитации таких политических сил как РПА, партии «Оринац Еркир» или Дашнакцутюн, единственным «островком стабильности» среди ветеранов армянского политического поля остается партия «Процветающая Армения» во главе с крупным бизнесменом Гагиком Царукяном.

«Процветающая Армения», скорее всего, сможет занять второе место в Национальном собрании седьмого созыва, учитывая тот факт, что это единственная политическая сила, сумевшая сохранить относительно стабильные отношения со всеми политическими игроками, не растеряв электорат в период кардинальных политических изменений.

До недавнего времени такие же шансы были и у партий, входящих в блок «Луйс» («Свет») (бывшие партнеры Пашиняна по парламентскому блоку «Елк»), но перед выборами две основные либеральные силы республики – партия «Просвещенная Армения» и партия «Республика» – разошлись. Сегодня «Просвещенная Армения» и блок «Мы» (в составе партии «Республика» и «Свободные демократы») позиционируют себя в качестве конструктивной оппозиции «Моему шагу», хотя предвыборный раскол резко сократил шансы этих политических сил набрать проходной балл, учитывая, что блокам нужно преодолеть семипроцентный барьер.

«Люди-институты» и идеологии

Что касается иных политических сил, то есть ряд условий, влияющих на их прохождение в парламент. Новейшая история Армении показывает, что армянской политической культуре присущ патернализм, связанный как со слабой структурой партийной системы, так и с постреволюционными процессами переформатирования политической системы вообще.

Люди голосуют за личности. Пашинян за время революционных изменений превратился в отдельный институт, олицетворяющий как отдельное политическое движение, так и политический процесс в целом. Таким же «человеком-институтом» является и Царукян, чья партия ассоциируется, прежде всего, с его личностью. Фактор личностей на текущих выборах предельно важен.

Особняком стоит радикальная партия «Сасна Црер», которая с точки зрения построения имиджа вобрала довольно разнообразные смысловые блоки. Эта партия была сформирована на основе состава вооруженной группы, захватившей полк ППС в Ереване в 2016 г. Лидером партии является Жирайр Сефилян, который из-за проблем с гражданством не был включен в партийный список. Сефилян не участвовал в мятеже группы, но в то же время большая часть агитации связывается именно с его личностью. Кроме того, позиционирование «Сасна црер» как партии ветеранов Карабахской войны также представляется частью имиджа, хотя среди первой десятки партийного списка нет ни одного героя войны. Отметим также, что партия начала процесс смягчения своего радикального имиджа в течение предвыборной кампании.

Идеологическая составляющая партийных программ все еще слаба и не востребована. Это связано с отсутствием широкой общественной поддержки левых сил или тех же либералов, так как запрос на идеологическое содержание может быть сформирован только с улучшением социально-экономического состояния различных слоев населения и развитием политической культуры. Фактор социальной поляризации также влияет на общий фон выборов. Не имея ярких личностей в составе команды, любая партия с хорошей программой или продуманной идеологической базой не сможет достичь больше одного процента, но все же появление новых партий привносит свежесть в политический процесс.

Противоречия социологии и особенности позиционирования

Перед стартом досрочных выборов было опубликовано два списка претендентов на победу. По данным соцопросов, проведенных Армянской социологической ассоциацией в октябре, в парламент должны были пройти следующие политические силы: блок «Мой шаг» (60%), РПА (10%) и «Просвещенная Армения» (9%). Четвертой силой стала партия «Сасна Црер» с тремя процентами. Свой «второй голос» большинство опрошенных отдали «Просвещенной Армении», а «Сасна Црер» досталось восемь процентов.

Армянский филиал Gallup International Аssociation отдал пальму первенства блоку «Мой шаг» (68,3%), 2 и 3 места заняли «Просвещенная Армения» (6,7%) и РПА (1,5%). Последняя партия прошла бы в парламент по требованию обязательного присутствия в Народном собрании как минимум трех сил.

Чем же вызваны подобные различия социологических данных?

Расхождение в цифрах обусловлено датами проведения опросов. В ноябре раскол либеральных сил Армении повлиял и на общественное мнение, хотя некоторые связывают колебание данных соцопросов с манипуляцией электоральными настроениями. Также отметим, что армянский филиал Gallup International Аssociation неоднократно обвинялся оппозиционными силами в попытках искажения реальной политической картины во время предыдущих выборов.

Ясно одно, что социологические опросы с трудом могут отразить реальные результаты выборов на фоне нестабильного политического процесса и разлагающейся партийной системы. Вместе с тем, партии пытаются применять различную тактику для привлечения большего количества голосов, что может повлиять на исход выборов.

В этом плане ярким примером стала предвыборная кампания партии «Сасна Црер», вторым номером списка которой стал политолог Степан Григорян. Неожиданная на первый взгляд кандидатура Григоряна может быть объяснена желанием смягчить радикальный образ партии для привлечения более широкой аудитории.

Кроме того, зафиксированный в программе партии постулат о стремлении к выходу из ЕАЭС, ОДКБ, СНГ и отказ от других интеграционных проектов отсутствовал в числе предвыборных обещаний. В короткой внешнеполитической повестке предвыборной программы «Сасна Црер» не нашлось места требованию о выходе из ЕАЭС, хотя и была отмечена необходимость пересмотра армяно-российских отношений. Григорян в одном из своих интервью заявил, что «Сасна црер» необходимы в парламенте, чтобы продемонстрировать России наличие в Армении силы «с более строгими позициями» по отношению к ней. Иными словами, в случае прохождения в парламент, «Сасна Црер» будет играть ту же роль, что и блок «Елк» в Народном собрании прошлого созыва. Формирование парламентской фракции может также способствовать постепенной интеграции «Сасна Црер» и продолжению смягчения позиций по ряду внешнеполитических вопросов.

Таким образом, интересна не столько внешнеполитическая позиция «Сасна Црер», сколько возможность партии для маневра при том, что конкретного соперника внутри армянского политического поля у этой политической силы по сути нет.

Внешний вектор в армянских выборах

По данным соцопроса той же АСА, Россия считается самым важным политическим (78%) и экономическим (67%) партнером, а 79 % респондентов рассматривает вхождение Армении в ЕАЭС как позитивное событие. Несмотря на опасения российского общественного мнения в постепенном дрейфе Армении от евразийской интеграции, из 11 политических сил только у одной в повестке стоит проблема выхода из ЕАЭС.

Блок «Мы» решил использовать идею отказа от участия в ЕАЭС как один из программных приоритетов, противопоставляемых позициям блока «Мой шаг» и «Просвещенной Армении», «предавших» былые парламентские идеалы.

Радикальная партия «Сасна Црер» же заявила о приверженности к постепенной «финляндизации» Армении, сохраняя дружественные отношения с различными центрами силы.

Остальное политическое поле едино во мнении о стратегическом значении отношений с РФ и идущих в комплекте с ними интеграционных процессов в рамках ЕАЭС и ОДКБ. Армяно-российские отношения рассматриваются в этом отношении как предмет переосмысления, а не разрыва. Поэтому во внешнеполитических ориентациях различных политических групп в первую очередь нужно искать внутриполитический подтекст.

На пути к будущей политической конфигурации

Политическое поле «постреволюционной» Армении еще не сформировалось, и вряд ли этот процесс завершится после выборов. Рейтинг блока «Мой шаг» и его будущий успех базируются на личности Пашиняна. Та же ситуация и с другими политическими силами, которые не полностью заняли свою нишу в политическом поле страны. Например, партия «Решение гражданина» была сформирована гражданскими активистами, участвовавшими в различных протестных акциях, но не имеющими опыта политической борьбы.

Иными словами, тот же блок «Мой шаг» может потерять доверие как избирателей, так и участников блока в том случае, если правительство адекватно не удовлетворит ряд политических и экономических запросов общества. Напомним, что партия «Миссия», формирующая совместно с «Гражданским договором» блок «Мой шаг», еще недавно была частью парламентской фракции блока «Царукян».

Существующий политический контекст во многом предвосхищает конфигурацию политического поля страны, но с другой стороны рейтинговая система может преподнести ряд неожиданных результатов, связанных с рейтингом отдельных личностей, учитывая важность неформальных отношений для армянского общества. Таким образом, выборы закрывают постреволюционный период, но это не значит, что после него воцарится стабильность во внутренней политике.

Фаворит внеочередных выборов – блок «Мой шаг» – не представляет собой политический монолит, который основан на слаженной работе опытной команды. Революционный пыл преобразований может быть забыт при очередном провале, что приведет к смещению спектра политических настроений. К этому надо добавить и институциональные проблемы, касающиеся пересмотра некоторых статей Конституции и Избирательного кодекса вообще. Исходя из этого, при всем интересе к тому, какие партии займут места в парламентской оппозиции, важно понять, насколько Н.Пашиняну удастся сохранить единство собственной политической команды в будущем.

Бурный политический год в Армении подходит к концу, обещая начало нового политического цикла в начале 2019 г. Каким он станет – во многом зависит от результата выборов 9 декабря.

Евразия.Эксперт. 06.12.2018

Читайте также:

Добавить комментарий