«Пояс и Путь» привел Пакистан к МВФ

Михаил Коростиков

В китайской инициативе «Пояса и Пути» (ПИП) появилась вторая за последние три месяца крупная трещина. Власти Пакистана, который ранее согласился стать флагманом ПИП, объявили о намерении обратиться в Международный валютный фонд (МВФ) за помощью. Страна не справляется с выплатой внешнего долга, пятую часть которого составляют выданные КНР кредиты, условия многих из которых неизвестны. Пекин настаивает на том, что его проекты в Пакистане прибыльны и сбалансированы, но главный экономист МВФ Морис Обстфельд предупредил, что у них есть «как плюсы, так и минусы».

О том, что Пакистан намерен в ближайшее время обратиться в МВФ, заявил министр финансов страны Асад Умар. По его словам, решение было принято пришедшим к власти два месяца назад премьер-министром Имраном Ханом для «стабилизации финансовой ситуации». Замглавы Минфина Хаммад Ажар добавил: уже менее чем через два месяца у страны не останется средств для импорта товаров, так что альтернативы обращению в МВФ нет. Асад Умар обвинил в экономическом кризисе в стране правившую до господина Хана Пакистанскую мусульманскую лигу (Н) и заявил, что пришедшая к власти партия «Техрик-е Инсаф» («Движение за справедливость») положит конец хаосу в экономике. Заявление господина Умара спровоцировало панику на финансовых рынках страны: 9 октября курс пакистанской рупии к доллару обрушился на 7,5%, что стало крупнейшим однодневным падением за десять лет.

Министр финансов напомнил, что с 1980-х годов Пакистан обращался за помощью к МВФ уже 14 раз. Последний раз это произошло в 2013 году, когда страна получила $6,6 млрд, но с тех пор произошло важное изменение: Пакистан стал витриной китайского проекта «Пояс и Путь», заключив с КНР договор о создании Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК). По итогам подписания серии соглашений в 2013–2015 годах КНР согласилась вложить в Пакистан $62 млрд (более 20% ВВП страны в тот период), полностью перестроив инфраструктуру и значительную часть промышленности республики. К настоящему моменту в реализации находятся проекты на $14 млрд, большая часть финансирования предоставлена Китаем в виде кредитов, условия которых скрыты от широкой публики.

На это обстоятельство обратил вчера внимание главный экономист МВФ Морис Обстфельд. «У китайских кредитов есть как плюсы, так и минусы,— заметил он.— Важно, чтобы все проекты были проработанными и не создавали чрезмерного долгового бремени». Он также добавил, что официально никто из представителей страны в организацию пока не обращался. Долг Пакистана действительно существенен: лишь до конца этого года, по словам Хаммада Ажара, стране нужно будет выплатить иностранным кредиторам около $8 млрд. Пресс-секретарь МИД КНР Лу Кан 9 октября заявил, что, «согласно расчетам рабочей группы МВФ, КПЭК оказывает благотворное влияние на экономику Пакистана» и ведет к ее стабилизации, а не закабалению. Пекин является крупнейшим кредитором и держателем $19 млрд из $80 млрд внешнего долга Исламабада.

В ходе визита в Пакистан 11 сентября госсекретарь США Майк Помпео заметил, что Вашингтон, крупнейший донор МВФ, не будет блокировать заявку Пакистана на получение помощи, если таковая потребуется. Это заявление резко контрастирует с высказанной им же в июле позицией о том, что «американские деньги не будут спасать китайские компании» в Пакистане и запрос Исламабада в МВФ будет заблокирован. Изменение позиции может быть связано с обострившейся торговой войной между США и Китаем: если Пакистан не получит денег от МВФ, ему останется только обратиться за помощью к Пекину. Это может превратить и без того близкие связи двух стран в зависимость Исламабада от Пекина и еще большему отдалению первого от Вашингтона, нуждающегося в пакистанской поддержке для борьбы с талибами в Афганистане.

Старший научный сотрудник Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI) Петр Топычканов полагает, что «опосредованно обращение в МВФ обнажает проблемы в сотрудничестве Пакистана с Китаем». «Зависимость Пакистана от Китая и так уже очень серьезна, помимо КПЭК есть еще военно-техническое сотрудничество и сотрудничество в сфере мирного атома,— сообщил “Ъ” эксперт.— Если бы китайские деньги пошли еще и на решение системных экономических проблем, это была бы уже полная зависимость, из которой Пакистану было бы невозможно выбраться». По словам эксперта, «в выборе, от кого зависеть финансово — от МВФ или Китая,— ответ для Исламабада очевиден: в первом случае есть заранее оговоренные правила, во втором — все правила диктует и по ходу жизни меняет Китай».

Это уже второй за последние месяцы случай, когда серьезные трудности возникают в странах реализации проектов ПИП. В августе новый премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад заявил об отказе от строительства Китаем на территории его страны железнодорожной ветки и двух трубопроводов стоимостью $22 млрд, если условия сделки не будут пересмотрены.

Коммерсант. 11.10.2018

Читайте также:

Добавить комментарий