Нефтяные переговоры Беларуси и России: конфликт или компромисс?

Игорь Юшков, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

Налоговый маневр в российской нефтяной отрасли, который планируется завершить к 2024 г., породил споры о том, как в новых условиях будут взаимодействовать Москва и Минск. Президенты России и Беларуси Александр Лукашенко и Владимир Путин обсуждали данную тему в рамках встречи в сентябре в Сочи. Однако пока окончательных решений не принято: тяжелые переговоры на высшем уровне продолжаются.

Нефтегазовые споры

Порой шумный и открытый спор лучше скрытого. В прошлом году Россия и Беларусь прошли через напряженную нефтегазовую дискуссию. Минск обвинил Россию в том, что она не выполняет межправительственное соглашение, по которому должна изменить ценообразование на газ. Москва в ответ обвинила партнера в несоблюдении межправсоглашения по поставкам в Россию нефтепродуктов и т.д. Однако в итоге Владимир Путин и Александр Лукашенко смогли урегулировать противоречия.

В настоящее время между нашими странами идут не менее серьезные переговоры по нефтегазовому вопросу. Но из-за нежелания сторон выносить противоречия в публичное пространство известно о деталях переговоров крайне мало.

Александр Лукашенко во время совещания с членами правительства по итогам российско-белорусских переговоров отметил: «Переговоры длились 6 часов, даже больше. И если откровенно, то это были даже не сложные, а тяжелые переговоры. Но результативные».

Причиной сложившейся ситуации является неурегулированность нефтегазового вопроса. Напомним, что в мае этого года, на Петербургском международном экономическом форуме Владимир Путин фактически объявил о решении закончить налоговый маневр в российской нефтяной отрасли. Это означает, что в 2024 г. экспортные пошлины будут обнулены, и вся фискальная нагрузка перейдет «на скважину» в виде налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ).

В результате стоимость нефти для российских НПЗ сравняется с ценой в других странах. Аналогичным образом вырастет цена и для белорусских нефтеперерабатывающих предприятий. Это вопрос крайне чувствителен для Минска, так как сейчас пространство ЕАЭС позволяет Беларуси покупать российскую нефть по ценам ниже рыночных: по данным Белстата, стоимость импортированного барреля нефти из России в январе-июле 2018 г. составила $50,57, в то время как на внешних рынках «бочка» сорта Urals стоила $69,43.

Аргументы Москвы и Минска

Российским нефтяникам было предоставлено право на демпфирующий механизм. Принятый летом закон о налоговом маневре предусматривает компенсацию нефтяным компаниям 50% разницы между низкой ценой на нефтепродукты на внутреннем рынке, которую государство хочет сохранить для потребителей, и стоимостью нефтепродуктов на внешних рынках. В 2019 г. компенсироваться будет 60% этой разницы (переходный период). Точные параметры системы компенсации установит ФАС. Однако в законе о реформе ничего не говорится о белорусских НПЗ, что крайне волнует Минск.

Получается, что для Беларуси стоимость поставляемой нефти повысится до уровня внешних рынков (если бы это произошло в 2018 г., то повышение составило бы около $19 за каждый баррель, как показано выше).

Белорусская сторона торопится, так как изменения в налоговой системе России начнутся с 1 января 2019 г. Аргументы сторон таковы.

Позиция Беларуси:

• 26 августа Александр Лукашенко в интервью каналу «Белоруссия 1» рассказал, что Россия не в полной мере перечисляет деньги в белорусский бюджет за «перетаможку»    6 млн т нефти, о чем договорились президенты в 2017 г.

• Также есть основания полагать, что, как и в прошлом году, в сферу спора вошла и газовая отрасль. Действующий контракт заканчивается в конце 2019 г., и никаких заявлений о проблемах в вопросах торговли газом в последнее время не появлялось. Однако в официальном сообщении администрации президента РБ о телефонном разговоре Лукашенко и Путина 22 сентября говорится: «В частности, окончательно решен вопрос об исполнении договоренностей по поступлению в бюджет Беларуси средств от таможенных пошлин за сырую нефть и о расчетах Беларусью за поставляемый природный газ компании "Газпром"». Это может означать, что история прошлого года, когда стороны по-разному считали стоимость поставленного газа, уже повторилась и даже успела разрешиться так же, как и в прошлом году (Михаил Бабич 26 сентября заявил, что все договоренности по газу остаются в силе).

Российские аргументы:

• 3 сентября министр энергетики РФ Александр Новак заявил, что Беларусь самостоятельно обеспечивает себя нефтепродуктами и экономической целесообразности поставок таковых из России нет.

• 4 сентября глава департамента налоговой и таможенной политики Минфина РФ Алексей Сазанов заявил, что объем нефтепродуктов, поставляемых из России в Беларусь, может быть снижен до уровня 100-300 тыс. т в год.

Предполагалось, что традиционно точку в споре поставит встреча Лукашенко и Путина, которая прошла 21 сентября в Сочи. Однако пока публично не объявлено о решениях. В 2017 году, когда президенты договорились о разрешении спора, детали соглашений были объявлены фактически сразу. В нынешнем случае, во-первых, нет никаких деталей, во-вторых, на следующий день после встречи в Сочи Владимир Путин и Александр Лукашенко провели переговоры по телефону. Новый посол России в Беларуси Михаил Бабич рассказал, что в 2019 г. Россия увеличит поставки нефтепродуктов на 10-15%, но это относится только к тем продуктам, которые идут для нужд нефтехимии, а таковые довольно малы.

Поставки нефтепродуктов из РФ в РБ железнодорожным транспортом (тыс. тонн)

Вид нефтепродуктов 2017 г. 7 мес. 2018 г.
Темные нефтепродукты 2042 1372
Светлые нефтепродукты, в том числе: 1002 422
-дизельное топливо и ДГК 894 405
-автомобильные бензины 108 17
Сжиженный углеводородный газ 550 546
Итого

 

3594

 

2340

Источник: petromarket.ru

Бабич отметил продолжающиеся переговоры Москвы и Минска по вопросу поставки темных нефтепродуктов, а именно они составляют основную долю продаж.

Российская позиция исходит из того, что нефтепродукты поступают в Беларусь в среднем по $388 за тонну (7 мес. 2018 года), а из РБ нефтепродукты в третьи страны экспортируются по $521 за тонну.

Корректное сравнение провести сложно, так как в государственной статистике РБ отсутствует разделение на экспорт светлых и темных нефтепродуктов.

Сценарии будущего

Каковы могут быть сценарии развития событий? Определенно можно сказать, что для Беларуси не будет ограничений по поставкам нефти для переработки. НПЗ смогут закупить до        24 млн т, но будут закупать только 18 млн т, пока существует система «перетаможки».

В объемах закупки нефти Москва ограничивать Минск не станет.

Выплаты по «перетаможке» в белорусский бюджет в 2018 г., вероятно, будут произведены в полном объеме. А в 2019 г. Россия может предложить перейти на новую систему.

В негативном для Минска сценарии белорусским НПЗ будут перечислять демпфирующие выплаты на 6 млн т переработанной нефти. Именно этот объем Беларусь потребляет на внутреннем рынке. Остальной объем нефти перейдет в условия рыночных реалий, как и в случае с российскими НПЗ. За счет этого одинаковые условия работы белорусских и российских НПЗ сохранятся и в рамах налогового маневра. Объемы поставок нефтепродуктов в данном сценарии будут снижены до уровня потребностей нефтехимических предприятий.

В позитивном для Беларуси сценарии демпфирующие выплаты покроют весь объем перерабатываемой на НПЗ республики российской нефти. А объемы поставок нефтепродуктов из РФ ограничиваться не будут.

Тяжелые переговоры на высшем уровне продолжатся. Возможно, во время «Форума регионов» в Могилеве президенты озвучат свое решение.

Евразия.Эксперт. 08.10.2018

Читайте также:

Добавить комментарий