Сидорский о "молочной войне": Российская сторона систематически нарушает договоренности

Для дальнейшего развития интеграции и устранения необоснованных барьеров в торговле необходима передача на наднациональный уровень полномочий по принятию решений о введении запретов и ограничений на взаимные поставки продукции в ЕАЭС. Такое мнение выразил член коллегии (министр) по промышленности и агропромышленному комплексу Евразийской экономической комиссии Сергей Сидорский в интервью TUT.BY.

— Беларусь и Россия периодически сталкиваются с тем, что между ними возникают споры вокруг поставок белорусской продукции, причем с другими партнерами по ЕАЭС таких вопросов не наблюдается. Что может предложить ЕЭК, чтобы минимизировать в дальнейшем возникновение таких ситуаций и обеспечить их оперативное разрешение?

— В условиях открытой экономики и единого агропродовольственного рынка Союза споры неизбежны. И они возникают не только между Беларусью и Россией. Достаточно вспомнить проблемы поставок растениеводческой и животноводческой продукции Кыргызстана в Казахстан, животноводческой продукции Армении в Россию, вопросы обеспечения свободного транзита санкционных товаров через российскую территорию. Введение ограничительных мер по поставкам продукции обусловлено, главным образом, правом принятия таких решений уполномоченными органами государств Союза, а не Комиссией. Для недопущения необоснованных решений по введению ограничений и оперативного разрешения споров должна быть сформирована правовая основа, наделяющая Комиссию соответствующими полномочиями. Действующее право Союза не дает нам возможности в полном объеме управлять этими процессами ввиду отказа стран Союза от предоставления Комиссии наднациональных полномочий.

— Какие полномочия необходимы ЕЭК, чтобы выступать «независимым арбитром» при урегулировании споров на общем рынке стран Союза?

— В настоящее время Комиссией утверждены единые требования и правила для взаимного доступа продукции на рынки государств-членов. Согласно принятым документам, государства Союза обязаны с одной стороны гарантировать, а с другой — взаимно признавать качество и безопасность продукции, выпущенной в обращение на территории Союза. Для дальнейшего развития интеграции и устранения необоснованных барьеров в торговле необходима передача на наднациональный уровень полномочий по принятию решений о введении запретов и ограничений на взаимные поставки продукции в Союзе. В этом случае только Комиссия, получив от сторон необходимые документы, может принять решение о введении временных ограничений в отношении продукции отдельных предприятий и оставляет за собой право проведения консультаций со сторонами без остановки производств. При этом запрет на взаимные поставки продукции может быть введен в исключительных случаях и только по решению Комиссии. Такой подход обеспечит прозрачность системы взаимодействия уполномоченных органов сторон и Комиссии при выявлении небезопасной продукции, повысит оперативность принятия обоснованных решений по спорным вопросам, защитит права добросовестных производителей.

— Россия ставит перед собой стратегическую цель выйти на полное самообеспечение молочной продукцией в ближайшие годы. Насколько это затрагивает интересы других стран, входящих в ЕАЭС, особенно учитывая, что главным экспортером молочной продукции на российский рынок является Беларусь?

— Несомненно, российский рынок является привлекательным для всех стран Союза с точки зрения объемов, цен и логистики поставок. Сегодня российские производители не обеспечивают текущие потребности внутреннего рынка. Дефицит сырого молока в России составляет около 7 млн тонн. При этом более 4 млн тонн молока завозится из Беларуси и около 3 млн тонн — из третьих стран. Помимо России, молочную продукцию завозят Казахстан и Армения. В этих условиях взаимные поставки не оказывают давления на рынок. Более того, они обеспечивают сбалансированность общего рынка, гарантируют доступность продовольствия для населения, способствуют замещению импорта из третьих стран. На общем рынке мы конкурируем по ценам и качеству, а не по объемам.

Смысл создания нашего интеграционного объединения в том, чтобы развивать внутреннее производство и наполнять общий рынок конкурентоспособной продукцией. В условиях усиления конкуренции на мировом рынке успеха добьются компании, использующие малозатратные технологии, разрабатывающие и внедряющие инновационные продукты, современные системы менеджмента и контроля качества. Поэтому полезно и эффективно решать сообща масштабные задачи по развитию молочного скотоводства, используя возможности и накопленный нашими странами опыт. «Тепличные условия» и ограничения конкуренции не создают стимулы для развития конкурентоспособных производств.

— Кроме молочной продукции, Беларусь поставляет на рынок России широкую линейку продуктов питания, которые сформировали своеобразный бренд и репутацию для белорусской продукции. Тем не менее Россельхознадзор постоянно вводит различные ограничительные меры в отношении белорусских предприятий. Каким образом сейчас выстроена система взаимоотношений ЕЭК и уполномоченных органов сторон?

— Высокий потребительский спрос на белорусскую продукцию, ее качество и безопасность подтверждается объемами реализации не только на территории России. В прошлом году Беларусь нарастила поставки сельскохозяйственных товаров в Кыргызстан — в 15 раз, в Армению — в 4 раза. В регулярном режиме белорусская продукция поставляется более чем в 80 стран мира. Высокое качество белорусской продукции подтверждается независимыми лабораториями. При этом у российского надзорного ведомства постоянно возникают претензии к белорусской продукции. А в последнее время участились случаи предъявления претензий к продукции из Казахстана.

Комиссия постоянно указывает на избыточность действий Россельхознадзора по введению запретов и ограничений поставок продукции. По нашему мнению, такие решения принимаются зачастую без достаточных на то оснований, вступают в противоречие с научно обоснованными подходами. Это касается выявления в продукции следов антибиотиков на уровне погрешности методов исследований и неправомерного использования российским надзорным ведомством методики определения наличия сухого молока в молочной продукции.

Кроме того, Россельхознадзор необоснованно проводит контрольные мероприятия в отношении готовой продукции, не несущей ветеринарных рисков. Тем самым нарушаются не только решения органов Союза, но речь может идти о превышении должностными лицами Россельхознадзора своих полномочий, поскольку в Комиссии нет официальной информации о передаче этому ведомству функций санитарного контроля.

Комиссия заняла принципиальную позицию по вопросу внедрения Россельхознадзором с 1 июля текущего года системы электронной ветеринарной сертификации «Меркурий» для продукции животного происхождения. В результате Россельхознадзор смягчил свою позицию и признал возможность ввоза на территорию Российской Федерации товаров в сопровождении бумажных ветеринарных сертификатов, а также разработал механизм оформления электронных ветеринарных сертификатов для подконтрольной продукции из стран Союза. Обязательную электронную ветсертификацию для готовой молочной продукции заменили системой «цифровой маркировки», продвигаемой Минпромторгом России. Комиссией организована конструктивная работа совместно с уполномоченными органами сторон по формированию общесоюзной системы прослеживаемости продукции, информационному обеспечению применения ветеринарных, санитарных, фитосанитарных мер, процессов регулирования и контроля за производством и обращением сельхозпродукции и ветеринарных препаратов. В целях определения окончательных результатов лабораторных исследований продукции формируется перечень референтных лабораторий в Союзе, вырабатывается алгоритм взаимодействия сторон при использовании референтных лабораторий, разрабатываются единые требования к их оснащению и единые методики определения погрешности измерений. Комиссия выстраивает эффективный диалог со сторонами. Особенно это важно для решения вопросов по необоснованным ограничениям торговли. В этой связи заместителями руководителей уполномоченных органов России и Беларуси утверждена «дорожная карта» по снятию взаимных ограничительных мер по поставкам продукции животноводства.

С сожалением вынужден констатировать, что российская сторона систематически срывает установленные в документе сроки и принимает решения, идущие вразрез с достигнутыми договоренностями. Я имею в виду решение об ограничении с 6 июня поставок в Российскую Федерацию молочной продукции, произведенной предприятиями Беларуси. Такие действия являются грубым нарушением пункта 8 статьи 58 Договора о Союзе. Государства-члены имеют право разрабатывать и вводить временные ветеринарные требования и меры в случае получения официальной информации об ухудшении эпизоотической ситуации на территориях третьих стран или государств-членов. Такой информации от Россельхознадзора в Комиссию не поступило. В этой связи действия Россельхознадзора неправомерно ограничивают конкуренцию, препятствуют свободному движению товаров. Запрет на использование белорусской продукции, поставляемой в потребительской таре объемом более 2,5 литра, убивает кооперацию между предприятиями России и Беларуси. При этом ухудшаются не только финансово-экономические условия деятельности для многих российских перерабатывающих предприятий, но и осложняется положение предприятий общепита и социальных учреждений.

Я напомню, что в связи с председательством в этом году Российской Федерации в органах Союза в своем обращении к главам государств — членов ЕАЭС президент России Владимир Путин заявил о необходимости «обеспечения всеобъемлющего и безусловного выполнения всеми государствами-членами союзных норм». Это заявление остается проигнорированным российским надзорным ведомством. Принимая во внимание необходимость скорейшего решения обозначенных проблем, вопрос о нарушении Российской Федерацией обязательств в рамках функционирования внутреннего рынка будет рассмотрен Коллегией Комиссии 13 июня. На заседание приглашены министры сельского хозяйства России и Беларуси, а также руководитель Россельхознадзора.

Считаю, что Комиссия, в пределах переданных ей полномочий, принимает все необходимые меры по урегулированию проблемных вопросов и координации взаимодействия уполномоченных органов сторон. Но в случае предоставления Комиссии дополнительных полномочий, что является прерогативой президентов, подписавших Договор о Союзе, эффективность нашей работы значительно возрастет.

TUT.BY. 11.06.2018

Читайте также:

Добавить комментарий