Чем закончится война Украины вокруг транзита российского газа?

Илья Захаркин

Баталии вокруг российского газа и путей его транспортировки европейским потребителям не утихают уже много лет подряд. Особое рвение в противостоянии «Газпрому» по-прежнему проявляют Украина, Словения и Польша, что совершенно не удивительно – все они являются странами-транзитерами российского голубого топлива, а значит, в случае перекройки существующих газотранспортных маршрутов их доходы резко сократятся. В данном случае речь идет о строительстве газопроводов «Северный поток-2» (СП-2) и «Турецкий поток», которые рано или поздно будут завершены и начнут свою работу.

В этом, пожалуй, сегодня не сомневается никто, хотя попытки остановить строительство трубопроводов по-прежнему предпринимают в Киеве, Варшаве, странах Балтии и США, где заявляют о том, что данные проекты призваны «закабалить» Европу. Например, поверенный в делах постоянного представительства США при ЕС Эдам Шуб в конце мая в очередной раз отметил, что его страна призывает страны-члены Евросоюза остановить строительство СП-2.

При кажущемся нескончаемом потоке негативной риторики относительно «Газпрома» и российских властей события последнего времени стали демонстрировать подготовку большинства из вышеуказанных стран к неизбежному – изменению путей транспортировки газа из России в Европу.    Об этом, например, свидетельствует недавнее заявление руководства Украины о том, что она готова сохранить ставку транзита российского газа через свою территорию в 2020-2028 годах приблизительно на нынешнем уровне. Правда, Киев поставил условие – для этого «Газпром» должен согласиться на прокачку 110 миллиардов кубометров газа в год, а также на рост тарифов в 2018-2019 гг. на треть, или на 2,3 млрд долларов.

Такая позиция украинского «Нафтогаза» может показаться странной, так как в России неоднократно заявляли, что максимум, на что может рассчитывать Украина после ввода в эксплуатацию СП-2, – это 10-15 млрд кубометров в год. При таком раскладе Киеву необходимо не ставить условия «Газпрому», а искать выходы из надвигающегося коллапса газотранспортной системы (ГТС) страны. Чтобы хоть как-то заполнить ГТС, Украине придется качать свой газ (20-27 млрд кубометров) и импортный (10-12 млрд кубов), а систему переключить в реверс. И при этом необходимо будет вычесть из транзита еще 10-14 млрд кубометров, которые сразу же пойдут обратно в страну. Проще говоря, загруженность украинской трубы, если «Нафтогаз» не договорится с «Газпромом», будет минимальна, что приведет к ее убыточности и возможной консервации. Однако в Киеве упорно продолжают делать вид, что смогут «победить» Россию при поддержке ЕС и США.

Нужно напомнить, что проект «Северный поток-2» предполагает строительство двух ниток газопровода общей мощностью 55 млрд кубометров газа в год от побережья России до Германии через Балтийское море. Компания-оператор проекта Nord Stream 2 AG уже получила разрешения (Швеция согласилась со строительством 7 июня), которые дают ей возможность начать строительство части участка морского газопровода и приемного терминала на территории Германии. «Газпрому» осталось получить в ближайшее время разрешения от России и Дании. В ЕС главным противником СП-2 является Польша, которая упрямо твердит о том, что после окончания строительства «Газпром» приобретет монопольную позицию на поставки газа в регионе, а важность украинской газотранспортной системы практически сойдет на нет. В то же время лидер Евросоюза Германия занимает совершенно иную позицию и активно способствует началу прокладки трубы, считая «Северный поток-2» абсолютно коммерческим проектом.

На фоне столь неоднозначного отношения к СП-2  в России было официально заявлено, что полностью отказываться от украинского транзита после окончания строительства нового газопровода не планируют. Так, Владимир Путин на майской встрече с Ангелой Меркель отметил, что запуск «Северного потока-2» не предполагает прекращения транзита российского газа через Украину в ЕС при условии экономической целесообразности. Такой же позиции придерживается и председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер, который к тому же заявил о сохранении транзита на уровне 10-15 млрд кубометров в год.

Однако, как указывалось выше, такой вариант совершенно не устраивает Киев. Известно, что технически украинская газотранспортная система в год может прокачивать в Европу 146 млрд кубометров газа. Согласно контракту от 2009 г., «Газпром» сначала должен был перекачивать 120 млрд кубометров, а в дальнейшем — ежегодно не менее 110 млрд. При этом российский концерн так ни разу и не прокачал заявленного объема (в 2017 г. последний составил около        94 млрд, а в 2014 г. и вовсе падал до 62 млрд кубометров).

Плата за транзит рассчитывалась, исходя из фактического бронирования на 10 лет всей мощности украинской ГТС, а в контракте была четко названа стоимость только на 2009 г. – 1,7 доллара за тысячу кубометров. В дальнейшем ставка могла меняться ежегодно в зависимости от уровня инфляции в ЕС, стоимости российского газа для Украины и тарифа на предыдущей год. Правда, чтобы поменять тариф, нужно было подписать ежегодное техническое соглашение, в дополнение к основному контракту. Но соглашение ни разу не было подписано, а ставка не менялась даже с учетом роста стоимости газа для Украины с 260 долларов в 2009 г. до 485 долларов за тысячу кубометров в апреле 2014 г. После долгих споров и конфликтов, отказа Украины сначала платить, а потом и вовсе закупать российский газ, в «Газпроме» было решено не продлевать контракт с «Нафтогазом», который истекает в 2019 году.

Более того, судебные разбирательства между двумя сторонами в Стокгольмском арбитраже привели к тому, что российская компания и вовсе инициировала разрыв всех контрактов с Украиной. А.Миллер на встрече с Дмитрием Медведевым в марте пояснил, что такой шаг избавит компанию от новых штрафов по транзиту через Украину, а сама процедура может занять полтора-два года. В свою очередь, Киев заявил, что «Газпром» должен доплатить 16 млрд долларов за недозагрузку украинской ГТС и отказ пересматривать ставки на транзит (по новым тарифам газовый монополист должен был бы платить около 42 долларов за тысячу кубометров).

Примечательно, что украинские власти, назвав происходящее сегодня «гибридной» войной и политическим шантажом со стороны России, продолжили торговаться по вопросу транзита как с Москвой, так и Брюсселем. На это указывает тот факт, что совсем недавно Киев открыто заявлял, что в 2020 г. тарифы на транзит российского газа через Украину будут ниже «в три-четыре раза», чем при его транзите по СП-2, «даже при условии его 100% загрузки». «Нафтогаз» официально объявил, что низких тарифов удастся добиться благодаря ускоренной амортизации ГТС и (!) новым соглашениям с единственным покупателем украинского транзита «Газпромом», по которому российский концерн будет обязан прокачивать через украинскую систему 110 млрд кубометров в год.

Очевидно, что такие заявления контрастируют с недавним решением «Нафтогаза» «договориться» с российской стороной о резком увеличении транзитных тарифов в 2018-2019 гг., то есть в рамках действующего контракта. В украинской компании считают, что после 2019 г. достаточной тарифной выручкой будут 2,7 млрд долларов в год без топливной составляющей (рост ставки на три процента при прочих равных), но опять-таки при условии транзита 110 млрд кубометров в год.

Далее предлагается перенести повышенные платежи за 2018-2019 гг. на 2020-2028 гг., и тогда в ближайшие два года тариф не изменится, а затем средний платеж составит 3,2 млрд долларов в год. В целом украинцы хотят 3,7 млрд долларов при росте тарифа примерно на 33%. Если же «Газпром» будет настаивать на снижении тарифов или откажется гарантировать полную загрузку ГТС, «Нафтогаз» хочет потребовать в арбитраже компенсации за обесценивание ее системы из-за неполной окупаемости инвестиций, которую в Киеве оценивают от 6 до 11 млрд долларов.

Интересно, что, по подсчетам экспертов, нынешний тариф на транспортировку газа, который формально действует на Украине по запросу «Нафтогаза» и по решению регулятора с 1 января 2016 г., уже намного выше, чем среднеевропейский уровень, например, в Словакии у Eustream. Как отметил словацкий эксперт по энергетике и член Стратегической группы советников по поддержке реформ при Кабинете министров Украины Карел Хирман, этот тариф даже выше, чем на «Северном потоке-1» и ожидается на «Северном потоке-2». Учитывая тот факт, что Киев отказался от предложения Москвы снизить после 2019 г. нынешний тариф до уровня СП-2, становится понятно, что газ при прокачке его через Украину для европейских потребителей не станет дешевле.

Более того, не сможет он стать и дешевле после запуска «Северного потока-2», так как прокачка 10-15 млрд кубометров через украинскую ГТС являются для нее убыточной (минимальной для безубыточной работы является выручка в    3 млрд долларов в год), что означает необходимость дальнейшего повышения тарифов, чтобы хоть как-то закрыть образующиеся дыры. Более того, следует помнить, что Украине необходимо срочно модернизировать свою ГТС, иначе уже в самое ближайшее время она может перестать нормально функционировать. При этом известно, что нужных для ремонта 3-5 млрд долларов сегодня у Киева нет, а это значит, что украинские власти просто будут вынужден просить денег в Брюсселе.

Проще говоря, украинская ГТС может повиснуть на плечах европейцев, которые ради политических амбиций украинских властей будут вынуждены платить за ремонт газовых труб, использование которых после 2019-2020 гг. выглядит крайне сомнительно. И по всей видимости, в ЕС уже дали понять, что Брюссель против такого варианта развития событий. К тому же для Евросоюза неперспективно выглядят и все предложения «Нафтогаза» по решению спорных вопросов с Россией.

Так, в странах ЕС не понимают, зачем им покупать, как это предлагают в Киеве, газ на российско-украинской границе и брать на себя риски по его транзиту по территории Украины. А ведь именно этот вариант является  основной альтернативой «бронирования» мощностей ГТС Украины на уровне 110 млрд кубометров в год. Иных предложений в Киеве пока не придумали, хотя ряд экспертов уже неоднократно предлагал более реалистичные пути выхода из сложившейся ситуации, без конфронтации с Россией. Например, не фантазировать на тему, «сколько мы хотим транзита», а зафиксировать свою позицию в контракте с «Газпромом» на 20 лет в тех объемах, которые целесообразны для Украины. Вместе с тем увеличить внутреннюю добычу газа, выйти на рынок своповых операций и только после этого привлекать европейских трейдеров на украинско-российскую границу. Но эти и множество других вариантов в украинской столице по-прежнему отвергают, предпочитая нагнетать ситуацию.

Нынешние требования Киева к «Газпрому», по мнению большинства аналитиков, сегодня и вовсе стали выглядеть, как новая попытка привлечь к себе внимание со стороны ЕС и США. Поднять тарифы за транзит российского газа в одностороннем порядке Украина теоретически может, однако это будет лишь очередная формальность, которая позволит Киеву снова пойти в суды с претензиями к российской компании и продемонстрировать всем, что киевская власть продолжает бороться с «имперскими устремлениями» Кремля, который давно назван главным виновником разрастающегося в стране кризиса.

Есть здесь расчет и на то, что, требуя от «Газпрома» сегодня как можно больше, «Нафтогаз» сможет в конце концов получить от торга хоть что-нибудь. В ином случае Киев будет довольствоваться лишь тем, что «конфискует» у российской компании. Впрочем, в последнем случае нельзя сомневаться, что и это будет объявлено в украинской столице победой. В качестве примера можно вспомнить, что недавно П.Порошенко с пафосом заявил на всю страну, что начато принудительное взыскание с «Газпрома» 2,6 млрд долларов по решению Стокгольмского арбитража: швейцарские приставы провели опись в офисе Nord Stream 2, а 30 мая было начато обременение акций и других активов «Газпрома» в странах Европы (Швейцарии, Великобритании и Нидерландах). Правда, сколько времени займет эта конфискация и вообще пройдет ли она удачно, ответить довольно сложно, так как у «Газпрома» есть множество вариантов затянуть данную процедуру. Да и сумма, которую Киев «урвал» у российской монополии, не идет ни в какое сравнение с тем, чего Украина может лишиться после 2019 г., если газовый спор так и не будет решен.

Необходимо признать, что в настоящее время украинские власти предпочитают жить лишь сегодняшним днем, считая, что обратной дороги уже нет. При этом перед Киевом все больше маячит риск того, что в Европе реакция на нынешние его действия будет обратной ожидаемой. Европейским потребителям абсолютно все равно, по какой трубе к ним будет поступать газ, тем более что вопрос тарифов – скорее проблема «Газпрома», так как в контрактной цене есть лишь привязка к ценам на нефть или биржевым ценам, а не к расходам на транспортировку. Это означает, что главным для ЕС является надежность поставщика и исправность системы газоснабжения региона, чего, к сожалению, Украина на сегодняшний день предоставить не может. Поэтому вполне вероятно, что после ввода в эксплуатацию СП-2 Брюссель закроет глаза на украинскую проблему, удовольствовавшись согласованными с Москвой 10-15 млрд кубометрами транзита через Украину в год. И заставить Европу и США снова платить за слова о постоянной угрозе со стороны России Киеву уже вряд ли удастся.

Таким образом, нынешняя «война» за транзит российского газа для Украины может закончиться весьма печально. Об этом говорят и в самом Киеве: недавно глава комитета Верховной рады по иностранным делам Анна Гопко, обвиняя Берлин в том, что Германия ущемляет украинские интересы в вопросе строительства СП-2, признала, что «Турецкий поток» и «Северный поток-2» приведут к тому, что «украинская труба вообще будет не нужна, и это значит, что Украина остается без аренды».

Впрочем, есть еще один вариант, который может обернуться для Киева куда большими проблемами, чем просто консервация ГТС – обещанный транзит в 10-15 млрд кубометров в год. Как уже указывалось, такой объем не только не принесет доходы Киеву, но и заставит его искать дополнительные средства для поддержания жизнеспособности системы. То есть работающая труба потребует от украинских властей постоянных вливаний в поддержание ее работоспособности без надежды на то, что она когда-нибудь будет задействована полностью. Даже в случае появления возможности прокачки прежних объемов газа без модернизации (а денег на нее нет и не предвидится) использовать ГТС на полную мощность уже не получится.

Проще говоря, Киев в любом случае останется в проигрыше. Конечно, украинские власти могут использовать эту ситуацию в политических играх, обвинив Путина в его «коварных» планах не прекращать транзит для того, чтобы усугубить обстановку на Украине. Однако это вряд ли принесет простым украинцам хоть какую-нибудь пользу.

Ритм Евразии. 11.06.2018

Читайте также:

Добавить комментарий