"После выборов в Латвии все останется по-прежнему"

До избрания 13‑го Сейма Латвии осталось менее полугода. Какой может быть явка на выборы и изменится ли будущее правительство, аналитическому порталу RuBaltic.Ru рассказала профессор, декан факультета европейских наук Университета имени Паула Страдиня Илга Крейтусе.

— Г‑жа Крейтусе, у каких политических партий наилучшие возможности получить представительство в новом парламенте?

— Если смотреть по тем опросам, что нам показывают социологи, а также по имеющейся ситуации, то точно будут в Сейме Союз «зеленых» и крестьян (СЗК), «Согласие» и Национальное объединение. Правда, вопрос, какой результат получат эти политические силы. Не так давно председатель фракции СЗК Аугустс Бригманис заявил, что они планируют получить 30 мест, а если будет меньше, то это покажет некачественно выполненную работу. Такого количества депутатов у них никогда не было. Свой максимум «зеленые» показали в 2010 году, получив 22 мандата. Но были и случаи, когда эта партия вообще не была представлена в Сейме.

Вообще с точки зрения политологии Союз «зеленых» и крестьян выглядит довольно интересным. Если мы вспомним недавний съезд Зеленой партии, то там прямо говорилось, что они будут бороться против пестицидов. Но ведь всем известно, где обычно используются пестициды. Так что наличие такого объединения сильно отличает Латвию от других стран Европы.

Естественно, что в парламент пройдет Нацблок: ни в одной восточноевропейской стране не было ситуации, когда бы «националы» не получили депутатских мандатов. Национальные чувства в большей или меньшей степени определяют голосование значительной части избирателей. Пока у нас история будет являться политическим инструментом, свои голоса «националы» будут иметь. Да, мы видели ситуацию, когда эта партия лишь еле перешагивала 5‑процентный барьер, но сейчас об этом они могут не волноваться.

Также в Сейме будет и «Согласие». Однако тоже вопрос, сколько у них будет депутатов. На мой взгляд, здесь все зависит от того, сможет ли Русский союз Латвии (РСЛ) оттянуть на себя значительную часть русскоязычных избирателей или нет. Мы видим, что сейчас эта партия привлекла «тяжелую артиллерию» в лице Татьяны Жданок, которая отказалась от мандата евродепутата. Ее активность сейчас очень высокая, как и активность другого евродепутата — Андрея Мамыкина, что может способствовать росту популярности РСЛ и, соответственно, уменьшить позиции «Согласия».

Еще один момент — насколько «Согласие» сможет удержаться от того, чтобы не уподобиться Русскому союзу Латвии в такой же агрессивной и популистской риторике. Один раз это сыграло им в минус, когда Нил Ушаков подписался за референдум по второму государственному языку. Он объяснял, что не выступает за второй язык, а подписался, лишь чтобы выразить протест против… Но в обществе слышат только первую часть: как ты проголосовал, а почему — это мало кого интересует.

Так что если «Согласие» все правильно оценит, то да, какую-то часть радикального электората оно потеряет, но вполне может приобрести более умеренных избирателей, которые сейчас сомневаются, за кого голосовать.

Однако здесь у «Согласия» тоже есть проблема: их партнер по Рижской думе и партия, с которой они вместе шли на выборы в прошлый Сейм, «Честь служить Риге», в этот раз решила идти отдельным списком. Тогда возникает вопрос: за кого будут голосовать те, кто поддерживал кандидатов из партии [Андриса] Америкса (вице-мэр Риги — прим. RuBaltic.Ru)? Будут ли они голосовать за «Согласие» или нет? Особенно это актуально для Риги. Поэтому сейчас «Согласие» должно очень хорошо просчитать свои действия, чтобы не потерять этих избирателей.

— Что Вы думаете по поводу остальных партий? Смогут ли они получить места в Сейме?

— Если говорить об остальных партиях, там ситуация очень интересная. Одно время казалось, что в Сейме будет Новая консервативная партия (НКП). Однако то, что у них есть только один лозунг: мы против коррупции, плохого управления, олигархов или чего-то еще, — но нет ничего «за», может сыграть им в минус. Раньше, в советское время, мы смеялись: почему мы все время боремся против кого-то, но не работаем? Так и сейчас у Юты Стрике (депутат Рижской думы от НКП — прим. RuBaltic.Ru): она в Рижской думе все время борется. Но, может, пора прекратить бороться и начать работать.

Кроме этого, проблема НКП и в отсутствии массовых региональных представительств. У нас же выборы проходят по пяти избирательным округам, а кандидатом в депутаты можно быть только в одном округе. Поэтому, если у партии есть центральная организация в Риге, это хорошо. Но кто поведет список в Земгале или Курземе, есть ли у них там известные и популярные в обществе люди? Что-то я об этом не слышала...

Также неоднозначная ситуация и у «Единства». Вообще эта партия самая интересная для любого политического исследователя. Как я говорю студентам, с точки зрения политики у нас в Латвии все как в мире, только немного по-другому. Однако, если смотреть на «Единство», там уже не «немного по-другому», а совсем непонятно, что происходит. Пять депутатов вышли из партии, создав «Движение “За”», но остались во фракции «Единства». Я со своими коллегами считала: в парламентской фракции «Единства» из 23 депутатов 10 не являются членами партии.

Все это, естественно, снижает поддержку этой политической силы, что мы видим по их рейтингу, который уже давно ниже 5%. Да, пока у них еще есть шансы. Критический показатель — 3%. Если рейтинг партии долгое время находится в этих пределах, то она может особо не рассчитывать на попадание в Сейм.

3% для партии — это смертный приговор

У «Единства» рейтинг пока еще выше 3%. Так что при активной работе они еще могут получить места в парламенте, но ясно, что такой большой фракции, как сейчас, у них не будет.

— Получается, что Региональное объединение, чей рейтинг ниже 3%, скорее всего, не пройдет в новый Сейм?

— Надежда у них есть. Но здесь имеется ряд моментов, которые могут сильно осложнить их положение. В прошлый раз им хорошо помог Артусс Кайминьш (лидер партии «Кому принадлежит государство»; баллотировался в Сейм 12‑го созыва от Регионального объединения — прим. RuBaltic.Ru) за счет своих эпатажных выходок. За него проголосовала так называемая инертная часть избирателей — молодежь. Сейчас этого человека у них нет. Также они потеряли своего харизматичного плейбоя и красавца Мартиньша Бондарса. На данный момент над ним висят два миллиона евро долга Latvijas Krājbanka, которые, видимо, придется отдавать. Так что, даже если он бы и остался, я не думаю, что это бы сильно помогло «регионалам».

Следует иметь в виду, что у Регионального объединения сейчас серьезный недостаток в кадрах, который надо будет восполнять. Вопрос лишь кем.

О себе может заявить Эдвардс Смилтенс — у него хорошие позиции в Видземе. Он ушел из «Единства», и, думаю, его противники явно этим воспользуются. Еще к регионалам пришел экс-премьер Гунтарс Крастс, но он не лидер — он хороший исполнитель. Так что вопросы остаются.

Кроме этого, лидерам Регионального объединения надо учитывать, что они прямые конкуренты Союза «зеленых» и крестьян. Им обязательно нужно показать избирателю, чем они лучше СЗК, который уже давно находится во власти и имеет несравнимо больше ресурсов.

Если же говорить о тех, у кого нет перспектив, то я бы назвала «От сердца — Латвии». У Ингуны Судрабы (бывший госконтролер, лидер партии «От сердца — Латвии») были отличные возможности, но она их растеряла из-за своих собственных действий. У нее была хорошая репутация, но, как мы знаем, в наши дни ее легко испортить. Газетой можно убить как муху, так и политика, что очень показательно демонстрирует как раз ее пример. Совершенно не понимаю, зачем Судраба так стремилась стать председателем комиссии Сейма по расследованию «дела олигархов», ведь это явно пошло ей больше во вред, чем на пользу.

— Какой Вы ожидаете явки на грядущих выборах?

— Сейчас у нас активность избирателей составляет примерно 58%. Но я не исключаю, что на нынешних выборах в Сейм она может быть ниже. Народ потерял веру в то, что благодаря выборам можно что-то изменить. Изменений в политике не происходит, и люди задаются вопросом: а зачем ходить на выборы? Да, по сравнению с европейскими показателями наши 58% — это хорошо. Но не надо забывать, что западные демократии стабильные, а мы все еще находимся в переходном периоде.

— В таком случае, и особых перемен в правительстве не стоит ожидать? У власти останутся те же самые партии?

— Да. Я не думаю, что большие перемены возможны, хотя кое-какие перестановки вполне реальны. На мой взгляд, Союз «зеленых» и крестьян и Нацблок в сумме не получат больше половины мест в парламенте. Я не такой оптимист, как господин Бригманис, и не вижу особых перспектив роста у Национального объединения, как его лидер Райвис Дзинтарс. У этой партии есть большой камень, тянущий ее вниз и носящий фамилию Спрудс.

Задержание администратора неплатежеспособности Мариса Спрудса, а также других представителей этой сферы, связанных с Нацблоком, может серьезно пошатнуть их позиции.

Однако, несмотря на это, я точно уверена, что Союз «зеленых» и крестьян не откажется от коалиции с Нацблоком. Да, пусть у них и имеются некоторые трения, но уж лучше пусть будет один известный союзник, от которого ты знаешь, чего ожидать. Ведь если в коалиции окажется много партий, то будет трудно выработать общую политику, так как у каждой из них имеются свои интересы, которые часто не совпадают.

Так что у нас есть «икс», есть «игрек» и остается «зет» — третий партнер. Кто им будет, сказать сложно. Все зависит от того, кто еще пройдет в парламент, а тут вариантов много. Но кто бы ни был третьим в коалиции, особых изменений в работу правительства это не внесет. Все у нас в стране останется по-прежнему.

Беседовал Андрей Солопенко

RuBaltic.Ru. 15.05.2018

Читайте также:

Добавить комментарий