Бесконечный эндшпиль: куда идет конфронтация России и Запада

Эльхан Нуриев

Член экспертно-консультативного совета Reconnecting Eurasia, Женева, Швейцария. Сотрудник Брюссельского энергетического клуба


В мире немало глобальных угроз, способных повлиять на будущее планеты, но западные демократии боятся только одного человека – Владимира Путина. Практически на всех геополитических фронтах формирующегося многополярного мира российский президент ловко наносит удары по коллективной системе безопасности, построенной Западом. Неудивительно, что вечный страх Запада перед военной мощью России сделал Путина самым влиятельным человеком в мире.

То, что происходит сейчас в отношениях России и Запада, – это не новая холодная война и не возобновившийся раскол Востока и Запада. Скорее это большая геополитическая игра с невероятно высокими ставками, которую подпитывают давнее взаимное недоверие и борьба интересов великих держав.

Нынешняя ситуация напоминает шахматную партию, когда один из игроков переставляет фигуры на доске, не замечая присутствия соперника. Это очень сложная партия, в которой задействованы Сирия, Ирак, Афганистан, Северная Корея и другие горячие точки современного мира. При этом особенно важно видеть всю картину сражения. Поскольку реальные позиции игроков на евразийской шахматной доске западным политикам неизвестны, они просто передвигают фигуры, не зная, как атаковать короля. Именно поэтому США, НАТО и ЕС так часто переставляют свои фигуры на флангах – в центре большой шахматной доски делать это опасно.

Россия, в свою очередь, не только видит ключевых игроков на шахматной доске, но и четко представляет всю геополитическую картину сражения – 24 часа в сутки, в режиме реального времени и во всех ситуациях. В отличие от своих западных оппонентов Владимир Путин понимает поле сражения очень точно. Подобное преимущество может предопределить победу. Неслучайно кремлевский лидер совершает мастерские ходы, эффективно нанося удары по стратегическим центрам притяжения Запада.

Возможно, благодаря опыту работы в спецслужбах, Путин, лучше, чем любой другой лидер, осознает, как функционируют современные западные демократии. Если это так, он знает, как использовать влияние Запада против него самого. Российский президент предпринимает смелые шаги в нужный момент, руководствуясь правильными мотивами, но и Запад не остается безучастным, наблюдая за быстрым возвращением России в мировую политику. Оппоненты Путина всеми силами пытаются сдерживать и при необходимости уменьшать растущую роль России в международных делах.

Больше всего Запад удивляет то, как Путин продвигает национальные интересы России. Он действует смело, креативно и независимо. Он всегда планирует и продумывает свои шаги заранее, что и приносит успех. Западу стоит задуматься о том, как Путину удается обеспечивать преимущество России в геополитической игре. США и Евросоюз сосредоточили все свои усилия на ослаблении России, но санкции и попытки изолировать Москву пока не дают результатов. Нынешняя стратегия сдерживания провоцирует рост антизападных настроений в России, что обостряет напряженность в отношениях с европейцами и повышает риск непреднамеренного конфликта с Соединенными Штатами.

Недавнее заявление Путина о новом виде ядерного вооружения резко повысило ставки в прямой конфронтации России и США, риск которой достиг опасной точки. Если стратегический ядерный арсенал России действительно подвергся модернизации, это означает не только усовершенствование возможностей страны, но и изменение баланса сил, которое можно назвать революцией в военной сфере. Тем не менее, несмотря на бряцание ядерным оружием, Путин не заинтересован в эскалации конфликта. Наоборот, для решения многих самых сложных проблем международной безопасности важно восстановить отношения России с Западом. В конце концов стороны объединяет не только общая история и география. Их долгосрочные стратегические интересы в преодолении глобальных угроз, включая распространение оружия массового поражения и международный терроризм, тоже в значительной степени совпадают.

Однако постоянный обмен обвинениями и претензиями усугубили взаимное недопонимание, в результате произошло отдаление России от западного мира, а на самом Западе наблюдается раскол из-за отсутствия единого мнения о том, как дальше строить отношения с Москвой. Наиболее серьезные разногласия касаются военных операций США и России в Сирии, продолжающегося кризиса на Украине, расширение НАТО, системы ПРО, непрекращающихся конфликтов в постсоветской Евразии, эскалации киберугроз и зависимости от нефтегазовых ресурсов. Тот факт, что эти спорные точки лежат в основе нынешнего раскола между Россией и Западом и до сих пор не были урегулированы, означает, что стороны не готовы к новому большому соглашению, которое должно затрагивать вопросы общей безопасности.

От евроатлантического к евроазиатскому миру

Хотя нынешняя геополитическая обстановка отличается от периода холодной войны, резкое ухудшение отношений России и Запада негативно сказалось на безопасности в турбулентной Евразии XXI века. Не впервые в истории большая геополитика превратилась в мощный инструмент формирования евразийской системы безопасности. Евразия, где переплетаются стратегические вопросы международной политики, вновь доминирует на глобальной шахматной доске.    В евразийской шахматной партии участвуют несколько крупных игроков – США, Россия, ЕС, Китай и исламский мир. Понимая, что новый глобальный порядок определяется хитросплетениями турбулентной евразийской геополитики, все эти игроки стремятся к региональному превосходству. Каждый преследует собственные стратегические цели на богатом ресурсами континенте. Каждый играет за себя и против всех остальных, не вступая в открытые альянсы.

Еще более удивителен тот факт, что возобновившаяся борьба великих держав за сферы влияния и контроль над энергетическими ресурсами и маршрутами трубопроводов дала возможность взглянуть на теневые стороны евразийской большой игры. Суть заключается в геополитическом поведении региональных игроков, которые устанавливают скрытые отношения. Ключ к разгадке – реальные намерения и позиции, которые большинство региональных держав пока маскирует: они заигрывают с Западом и одновременно предпринимают совместные усилия по подрыву американского однополярного мирового порядка. В первую очередь, это касается Ближнего Востока, где США и ЕС продемонстрировали расхождение позиций по мирному урегулированию, не говоря уже об обострении противоречий между Ираном, Саудовской Аравией, Турцией и Израилем.

Военная победа Кремля над ИГИЛ (Запрещена в РФ. - "МП") в Сирии стала сигналом восстановления позиций России на Большом Ближнем Востоке и спровоцировала недовольство западных держав, которые не готовы делить с Москвой свое влияние в регионе. Укрепляя свои позиции как посредника в мирном процессе, Россия доказала серьезность собственных интересов и обеспечила их защиту не только в арабском мире, но и на всем Ближнем Востоке, где устанавливаются цены на нефть. Как будут развиваться события в неспокойном регионе, можно только гадать, но будущий геополитический ландшафт Евразии зависит от изменения ситуации в Сирии, Иране, Турции, Афганистане, Северной Корее и странах СНГ.

Однако уже сейчас наметились очертания новой евразийской геополитической оси, которую постепенно строит тандем Россия – Китай. Партнеры Путина по БРИКС и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) поддерживают Москву в конфликте с Вашингтоном и Брюсселем, поэтому говорить об изоляции России не приходится. С одной стороны, Россия тесно сотрудничает с Китаем, Ираном и Индией, с другой – строит партнерские отношения с Турцией, Ираком, Саудовской Аравией и Израилем, и потому выглядит готовой противостоять мировому беспорядку, который НАТО и ЕС создали после распада СССР в 1991 году. Чем больше Запад пытается сплотить мир против Москвы и Пекина, демонизируя Россию и сдерживая Китай, тем быстрее Путин и его китайский коллега Си Цзиньпин укрепят политическую и стратегическую ось в регионе, распространяющуюся на постсоветское пространство.

Большой евразийский альянс может быстро сформироваться как ответ на претензии США на мировое господство, что вызовет новый сдвиг геополитической расстановки сил. Если Пекин, Тегеран, Дели и Анкара объединятся с Москвой, игра прекратится и борьба закончится. Рано или поздно что-то подобное произойдет, несмотря на попытки Запада затянуть эндшпиль евразийской шахматной партии. Важно, что большинство региональных держав воспринимает отношения с Россией как основанное на взаимных интересах партнерство. Они смогут в дальнейшем развивать отношения как союзники, обеспечивать активное взаимодействие на основе взаимных интересов и вместе противостоять общим угрозам.

Государства будут объединяться с Москвой ради достижения общих целей, в то же время их солидарность с Россией имеет прагматичные мотивы. В этом случае основой станут межрегиональное сотрудничество и отношения стратегического партнерства. Если события будут развиваться по такому сценарию, мир постепенно трансформируется из евроатлантического и евроазиатский. Но этой цели удастся достичь, только если Россия возьмет на себя более значимое лидерство в глобальных делах, которое необходимо, чтобы миропорядок, сформировавшийся в результате этого крупномасштабного сдвига, оказался более стабильным и безопасным, чем сейчас.

Реалполитик по-русски на постсоветском пространстве

Постсоветское пространство также представляет собой арену борьбы великих держав – США, России и Евросоюза. Ни одна из стран здесь не может справиться с проблемами региональной безопасности без внешней помощи. Большинство из них убеждены, что ведущие державы должны перераспределить свои ресурсы, определить приоритеты и тщательно пересмотреть инструменты внешней политики. Некоторые государства Восточной Европы, Южного Кавказа и Центральной Азии действительно хотят получать больше помощи от признанных мировых сил, но в целом Россия и Запад оказались втянутыми в борьбу за доминирование в Евразии и продолжают рисовать планы военных кампаний друг против друга. Такое сложное положение вещей объясняет, почему геополитические сдвиги противоречиво воздействуют на мирный процесс на востоке Украины, в Нагорном Карабахе, Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье.

Россия всегда считала себя великой державой, которая должна быть окружена полусуверенными буферными государствами. Даже сегодня российский фактор играет ключевую роль в вопросах безопасности на постсоветском пространстве. Несмотря на стратегические угрозы – кризис на Украине, конфликты на Южном Кавказе и других частях бывшего СССР – Россия продолжает играть ведущую роль в делах СНГ и пытается убедить Запад в наличии необходимого потенциала для решения проблем безопасности своих ближайших соседей. Москва стремится построить новые прочные и содержательные отношения со странами-соседями, и все последние политические шаги Кремля направлены на укрепление геополитических позиций России в постсоветской Евразии.

Успехи внешней политики России в регионе являются следствием провала Запада на пространстве СНГ или по крайней мере системного ослабления его позиций. Вашингтону так и не удалось встроить постсоветское пространство в американскую внешнеполитическую стратегию, поэтому роль Соединенных Штатов в регионе определяется сквозь призму действий России. Неспособность США предложить адекватный ответ на вызовы, которые представляют собой пролонгированные конфликты в Восточной Европе и на Южном Кавказе не только демонстрирует низкий уровень вовлеченности Вашингтона в дела региона, но и заставляет сомневаться в том, что Америка может быть активным участником таких международных организаций, как ООН и ОБСЕ.

То же самое можно сказать и о Евросоюзе и его политике «восточного партнерства», которая является отражением индифферентности и выглядит как утешительный приз для Армении, Азербайджана, Белоруссии, Грузии, Молдавии и Украины – шести стран, которых ЕС не хочет приглашать в блок в статусе полноправных членов. На самом деле у Евросоюза нет четкого представления о путях разрешения региональных проблем безопасности на постсоветском пространстве. Брюссель практически не участвует в урегулировании конфликтов и потому не обладает необходимыми инструментами для вмешательства в мирный процесс – европейцы предлагают лишь меры укрепления доверия. В такой ситуации влияние Евросоюза на восточных соседей серьезно ограничено, что мешает Брюсселю сформулировать содержательную политику по урегулированию сепаратистских конфликтов.

Это означает, что ни США, ни ЕС не готовы предложить странам СНГ альтернативу России. Западу не удалось разработать жизнеспособный план действий в отношении соседей России, поэтому Соединенные Штаты и Европейский союз не могут стать гарантами безопасности этих государств. Неудивительно, что стратегии Запада в отношении постсоветского пространства провалились. Отсутствие единой, интегрированной стратегии может привести к постепенному уходу западных демократий с территории СНГ, а Россия сможет проводить более активную внешнюю политику.

В результате Россия воспринимается как монополист в вопросах формирования контуров региональной архитектуры безопасности на постсоветском пространстве. Кремль рассматривает безопасность СНГ как фундаментальный фактор своих интересов, а Запад просто недооценивает растущую роль России в управлении геополитическими процессами в постсоветской Евразии. Кремль способен помочь некоторым странам СНГ в разрешении этнических конфликтов, обеспечив стабильность во всем регионе. Большинство местных лидеров прекрасно понимают, что благословение Москвы является необходимым условием любого политического урегулирования или мирного соглашения, потому что именно у Кремля находится ключ к решению всех проблем безопасности в регионе. Некоторые страны не считают Россию своим главным врагом и видят в ней естественного союзника в противостоянии внутренним и внешним угрозам.

Натянутые отношения России и Запада могут в будущем привести к изоляции СНГ. Кремль все чаще говорит о необходимости укреплять границы государства, чтобы превратить их в непреодолимый барьер на пути террористов, криминала и возможных противников. Россия сейчас сильнее, чем в 1990-е гг., и сможет и дальше увеличивать свой геополитический вес, в том числе разрабатывая и реализуя сценарии решения проблем, что послужит не только ее собственным интересам, но и пойдет на благо всего постсоветского пространства. В результате политические лидеры СНГ примут предложенные Кремлем правила игры и в итоге полностью интегрируются в Евразийский союз.

Однако стратегически Кремль по-прежнему может рассматривать своих соседей как защитную буферную зону.      В рамках БРИКС, ШОС, совместных энергетических проектов и контртеррористических механизмов Россия тесно сотрудничает с Китаем, Турцией и Ираном, что позволяет ей обеспечивать мир и повиновение стран СНГ, а также относительную свободу от западного проникновения. Полноценное возвращение на мировую арену, возможно, заставит Москву по-иному взглянуть на постсоветское пространство. Президент Путин как-то сказал, что распад СССР стал величайшей катастрофой XX века, и этот факт подчеркивает его долгосрочную цель – реструктурировать СНГ, перейдя от конфедерации к более консолидированному новому союзу, в котором будут доминировать экономические, политические и военные аспекты. Подобные региональные перспективы демонстрируют широкие интересы России, Евразийский союз является лишь одним из элементов.

Россия и Запад вступили в напряженный период длительного взаимного недоверия, определить перспективы для стран СНГ сейчас трудно. Кремль ждет подходящего момента и благоприятных условий, чтобы предложить решение региональных проблем безопасности, чтобы сформировать на пространстве СНГ новую геополитическую ситуацию, отвечающую стратегическим интересам России. Поэтому ближайшие годы станут определяющими для переформатирования постсоветского пространства и интегрирования стран ближнего зарубежья в новый союз. Последняя глава истории постсоветского пространства пока только пишется, и предстоит еще много работы, прежде чем в этом регионе воцарится мир и стабильность.

Взгляд в будущее: вечные противники или настоящие партнеры

Россия, безусловно, является важнейшим элементом быстро меняющейся европейской системы безопасности. Поэтому для начала нужно перестать считать ее угрозой для Запада. Россия – ключевой участник меняющейся европейской архитектуры безопасности. Вместо того чтобы винить президента Путина во всех бедах в мировой политике, западным лидерам стоит задаться фундаментальным вопросом, который поможет пересмотреть подход к современному европейскому порядку: могут ли Россия и Запад стать настоящими партнерами или они останутся извечными противниками?

Чтобы найти ответ, нам стоит задуматься о сложных, политически чувствительных вопросах.

Способны ли Россия и Запад извлечь уроки из истории? Суждено ли им повторять одни и те же ошибки? Смогут ли они взаимодействовать на международном уровне по объединяющим их проблемам, что позволит укрепить безопасность в Европе и во всем мире? Это самые сложные вопросы, стоящие сегодня перед мировым сообществом, потому что ответы на них определят будущее отношений России и Запада.

Стороны продолжают разбираться со старыми обидами и ошибкам и надеются не допустить их снова. Геополитические игры бесконечны по своей природе. Иногда они становятся опасными, особенно если игроки нарушают установленные правила и пересекают красную линию. Самый простой пример – затянувшийся конфликт на Украине, непонятный, приводящий в бешенство и изнуряющий, превратившийся в новый «восточный вопрос», на который Москва, Вашингтон и Брюссель пока не могут найти адекватный ответ. Проблема в том, что Россия и Запад ведут борьбу в украинском конфликте, вместо того чтобы искать пути его урегулирования.

Решение «восточного вопроса» требует строительства новой европейской архитектуры безопасности, которая должна стать всеобъемлющей, гибкой и приемлемой для всех. Ни России, ни Западу не нужно возвращение к блоковой системе времен холодной войны, которая представляет угрозу для стабильности в Европе. Нужна новая модель международных отношений, которая позволит создать в Европе всеобъемлющую систему безопасности. Необходим новый, базирующийся на сотрудничестве миропорядок, основоположниками которого вполне могут стать Россия, США и ЕС.

Как уже не раз случалось в прошлом, у атлантического мира нет жизнеспособной стратегии сдерживания России. Но даже в современном несовершенном мире можно найти золотую середину между примирением и конфронтацией. Если не сделать этого сейчас, эндшпиль лишь усугубится. Если Соединенные Штаты и Евросоюз хотят сохранить возможности для реформирования европейского порядка, то вариант сотрудничества России и Запада может превратиться в реальность.

Для этого западным лидерам нужно пересмотреть подход к европейскому эндшпилю и отказаться от взглядов, определявших мировой порядок после окончания холодной войны. Чтобы вместе противостоять глобальным вызовам и обеспечить перспективы, стороны должны продемонстрировать готовность начать переговоры без всяких табу и предварительных условий. Ключ к успеху переговоров – поиск механизмов взаимодействия НАТО и возглавляемой Россией Организации Договора коллективной безопасности (ОДКБ), а также ЕС и Евразийского союза. Возможно, попытки выработать «дорожную карту» нового взаимовыгодного соглашения в конце концов завершат эндшпиль.

Нельзя гарантировать безопасность России и Запада, если они будут изолированы друг от друга. Здравомыслящим политикам в Москве, Брюсселе и Вашингтоне не нужно напоминать болезненные уроки прошлого, они знают: изоляционизм – это путь к катастрофе. Голоса сторонников раскола звучат еще достаточно громко, однако новые вызовы и угрозы настолько многообразны, что многие в России и на Западе осознают: только продолжение диалога поможет успешно им противостоять. Эти вызовы можно трансформировать в новые возможности, если Россия и Запад возьмут на себя ответственность и приступят к решительным действиям. Те, кто утверждает обратное, застряли в геополитических идеях XIX века и не осознают реалий современного мира.

Эндшпиль любого кризиса всегда трудно предсказать, однако лидерам России и Запада уже сейчас лучше отказаться от беспощадной гонки ядерных вооружений и заняться строительством глобального порядка в гармоничной симметрии с новыми центрами силы в международной политике. В противном случае перспективы европейской системы безопасности окажутся призрачными, потому что ни Россия, ни Запад не смогут в одиночку справиться с угрозами и вызовами XXI века.

Россия в глобальной политике. 16.04.2018

Читайте также:

Добавить комментарий