Социально-экономическая ситуация в Донбассе: путь к процветанию или к стагнации?

Николай Орданов

Пока в Донецке официальные СМИ сообщают об успехах в развитии экономики в 2017 году и озвучивают планы на год 2018-й, некоторые политические решения и социально-экономические процессы почему-то вообще выпадают из поля зрения массмедиа.

Например, незамеченным в российских и донецких СМИ прошло решение Совета министров ДНР о запрете на ввоз подакцизных товаров из ЛНР, о чем соответствующее постановление за подписью главы республики Александра Захарченко было принято еще 7 декабря прошлого года. Оно предполагает отвечать зеркально на торговые запреты и ограничения со стороны ЛНР, вводя аналогичные запреты и ограничения и, по сути, продолжает разделение республик Донбасса, о котором «Ритм Евразии» уже писал ранее.

Правильно ли мы понимаем нынешнюю экономику Донбасса?

Информацию об экономическом развитии каждой республики и о причинах принятия тех или иных «странных» решений в ДНР и ЛНР стремятся не выносить, словно сор из избы. Поэтому немалое количество выводов об успехах или неудачах развития республик Донбасса приходится делать с большим количеством допущений и оговорок.

Если взять Министерство доходов и сборов ДНР, то его глава Александр Тимофеев летом прошлого года утверждал, что бюджет республики засекречен, как и информация по ВВП: «Важно понимать, что мы находимся в состоянии войны, причем война эта ведется не только на фронте, но еще и в поле экономики. Поэтому понимание ВВП и бюджета ДНР в абсолютно чистых цифрах даст нашему противнику преимущество, что нам абсолютно ни к чему».

Тем не менее А.Тимофеев считал, что «экономика ДНР уже вышла из состояния стагнации и поэтапно развивается. Выйти из этого состояния ей помог именно малый и средний бизнес. Впрочем, тенденция первоочередного восстановления малого и среднего бизнеса прослеживается во всех странах, которые оказались в условиях, подобных нашим... На сегодняшний день первым в списке по наполнению бюджета республики стоит торговля, второе место занимает угольная промышленность, а после уже машиностроение, которое сейчас поэтапно восстанавливается».

Здесь возникает ряд вопросов. Во-первых, какой эффект и в какие сроки ожидался от взятых под внешнее управление (вместо проведения полной национализации) ряда крупных предприятий республики, если сам А.Тимофеев заявлял через короткое время, что эти предприятия в среднем «запущены на 30%, но для роста экономики они должны работать минимум на 60%»? Сколько в условиях военного времени эти предприятия будут встраиваться в экономику и обеспечивать как наполнение бюджета республики, так и рост ВВП?

И как получается, что малый бизнес вытягивает экономику крупного промышленного региона, если во всем мире и малый, и даже средний бизнес в большинстве случаев нужен для «поддержания штанов» своих собственных работников, предоставляя хорошие условия для самозанятости населения, но не влияя существенно на формирование государственного бюджета? Неужели регион-труженик должен стать регионом-торговцем для выживания? Но чем тогда торговать и откуда брать товары, чтобы не наторговать себе в убыток?

Ходят слухи, что и.о. главы ЛНР Леонид Пасечник, ознакомившись с чрезмерным завышением зарплат и премиальных выплат некоторых чиновников, сказал в сердцах, что если удастся устранить такие вопиющие разрывы в оплате труда, то бюджет ЛНР можно сделать самодостаточным. Правда, выступая в эфире «Россия 24» 18 декабря прошлого года и говоря о коррупционерах, Л.Пасечник сформулировал мысль более обтекаемо: «…нельзя допускать, когда один человек, наверное, потерял совесть, зарабатывает десятки миллионов, в то время как наши пенсионеры получают пенсии до трех тысяч рублей. При этом, как правило, те, кто зарабатывают большие деньги, как-то пытаются избежать уплаты налогов в полном объеме. То есть у нас нет возможности ремонтировать те же дороги, восстанавливать те же детские сады, школы, интернаты, медицинские учреждения и так далее. Бюджет не наполняется. Эти люди – как паразиты на нашей экономике».

Интересно, что в интервью российскому «Эксперту» (июнь 2017 года) А.Тимофеев представил дело так, что в ДНР коррупции якобы уже нет: «Нам удалось побороть вертикально-интегрированную систему коррупции, которая была при Украине, мы собираем на 30% больше денежной массы с налогов, чем собирала Украина. Просто сейчас эти деньги оседают не в карманах чиновников в виде откатов и взяток, а пополняют бюджет республики в виде налоговых поступлений». Но опять же министру приходится верить на слово, потому что бюджет ДНР до сих пор засекречен, хотя, бесспорно, ситуация в ДНР во всех отношениях выглядит получше, чем в ЛНР.

В-третьих, если экономики республик Донбасса до сих пор не переведены на военные рельсы, то почему некоторые виды экономической деятельности, типа легализации шахт-копанок, представляют собой чуть ли не главные «ноу-хау» по наполнению бюджета (конкретно – ДНР)? Ведь копанки – это такие самодеятельные «шахты», где шахтерам предлагается роль бесправных и социально незащищенных работников? Кто и как будет соблюдать технику безопасности труда в этих «дырках в земле», где добыча ведется еще дедовскими довольно рискованными методами?

В-четвертых. Почему в ДНР простой пенсионер получает 2730, замминистра – 74 тыс., а министр, по слухам, – 150 тыс. рублей? Разница более чем 1:50 далека от оптимального соотношения.

Почем жить, а почем – выжить?

Приведем ряд цен на товары и услуги в ДНР для понимания ситуации. Хлеб в Донецке стоит от 13 до 20 руб., молоко – от 35 до 50-60 руб./литр, картофель – 16-18 руб./кг, охлажденная курятина – 102 руб./кг, проезд в городском электротранспорте – 3 руб., проезд в «маршрутке» – от 8 (по городу) до 15 руб. (из Донецка в Макеевку), литр бензина АИ-98 – 47 руб., литр пропана – в районе 22-23 руб./литр. Лекарства, бытовая и компьютерная техника, одежда, инструменты, стройматериалы продаются по ценам Ростовской области, а иногда и на 10-15% выше.

Минимальная пенсия в республиках Донбасса составляет сегодня 2730 рублей. Учителя начального и среднего образования в ДНР получают от 3800 до 6000 руб. Врачи – от 4000 до 7000 руб. Медсестры – от 3200 до 4500 руб. Водители трамваев и троллейбусов – от 7700 до 11500 руб. Горнорабочие: проходчики – от 10500 до 17500 руб.; очистного забоя – от 8000 до 18000 руб.; по ремонту горных выработок – от 7200 до 17000 руб. Данные взяты из перечня вакансий РЦЗ ДНР по состоянию на 29 декабря 2017 года.

Вернемся к высказыванию о том, что Донбасс представляет собой регион-крепость. Помимо военных, которым выплачивается солидная по местным меркам зарплата, по идее должны быть в почете и работники сельского хозяйства, так как именно последнее вынуждено обеспечивать обороняющийся регион продовольствием. И именно обеспечение рентабельности сельского хозяйства должно стоять во главе угла экономики ДНР и ЛНР. А.Тимофеев в своем интервью «Эксперту» утверждает: «В сельском хозяйстве также начинают развиваться новые направления, такие как садоводство и тепличные хозяйства. Отмечу, что все эти программы ориентированы на то, чтобы в первую очередь закрыть внутренний рынок и оставить денежную массу в республике. Вопрос экспорта вторичен».

Однако стоит зайти в любой продовольственный магазин в Донецке и станет понятно, что даже по основным группам продовольственных товаров даже столице ДНР еще далеко до самодостаточности. Хотя в отчете Министерства доходов и сборов ДНР и говорится о росте производства за январь-ноябрь 2017 года «пищевых продуктов, напитков и табачных изделий – на 22,8%». Для справки. Если верить Госстату ДНР, количество населения в республике по состоянию на 1 ноября 2017 года составляет чуть более 2,3 млн человек, из которых 95,2% проживают в городах.

Получается, что для выживания региона экономику Донбасса надо либо продолжать привязывать к тяжелой промышленности и сверхвысокому уровню урбанизации, либо чуть ли не принудительно производить «реорганизацию» экономики, увеличивая количество сельских жителей и работников агропромышленного комплекса, обеспечивая тем самым высокий уровень продовольственной безопасности. Но даже в Амвросиевке, центре одноименного сельскохозяйственного района, самыми востребованными являются профессии врача (23 вакансии) с зарплатой от 4900 до 6800 рублей и медсестры (32 вакансии) – 3600-6000 руб. А вот тракторист-машинист с/х производства может рассчитывать лишь на 5000 руб. Кто пойдет работать трактористом, если оперуполномоченный получает 10000 рублей, а пожарный – от 17 и выше?

Итак, получается, что экономика Донбасса вот уже не первый год представляет собой систему с довольно нечеткими приоритетами и перспективами развития. Является ли такое состояние сложившимся в рамках неудачного кризисного управления за последние годы? Или же оно таково именно потому, что нынешняя ситуация максимально приемлема для большинства акторов мировой политики и экономики, которые стремятся явно или тайно не только ликвидировать самостоятельность Донбасса, нейтрализовать его экономическую активность в качестве индустриально развитого региона, но и не допустить его полного вхождения в орбиту России?

Ритм Евразии. 11.01.2018

Читайте также:

Добавить комментарий