Азербайджан и Турция не вступят в ЕАЭС без согласия Армении

Евразийское пространство должно стать самостоятельным полюсом силы, чему способствует переход к многополярному миру, который сегодня происходит. Об этом в ходе прошедшей в Ереване конференции «Евразийская интеграция для России и Армении в геополитическом контексте: вызовы и перспективы» заявил директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин. В беседе с EADaily он также затронул проблемы и вызовы, с которыми сталкивается не только Евразийский экономический союз, но и регион в целом, который, по его словам, Запад продолжает держать в напряжении.

— Господин Лепехин, каковы сегодня актуальные задачи, которые стоят перед ЕАЭС и изменились ли первоначальные цели и задачи по прошествии этих лет? Изначально ЕАЭС задумывался, как экономический союз, но без политической подоплеки он, естественно, не мог существовать. Как внешняя конъюнктура повлияла на ЕАЭС?

— Однозначно, что Евразийский экономический союз остается экономическим, и Россия только в таком ключе и старается работать, но внешнее давление политизирует. Сейчас период такой, когда надо перейти на новые качества, например, на ведение совместных проектов, однако не все удается, что связано с очень сильным внешним давлением. Давят, например, на лидеров государств: яркий пример тому Белоруссия, поведение которой не всегда, к сожалению, оказывается лояльным к ЕАЭС. Свое действие имеют также разные западные программы и гранты, которые призваны дезориентировать и приводят к нервозной обстановке в самом союзе. Поэтому периодически происходят и сбои политического характера.

Сегодня происходит переход к многополярному миру, что, безусловно, в пользу Евразийского союза, так как появляется шанс формирования одного из пяти-шести полюсов. Но многим это непонятно, и потому они начинают метаться — на всякий случай сохранить отношения с ЕС, на всякий случай переприсягать новому лидеру США и т.д. Но я думаю, что после того, как Трамп победит своих противников в течение года, наладит внутренние проблемы и не будет стесняться диалога с Россией и Китаем, это разрядит обстановку и в самом ЕАЭС, метания прекратятся. Кроме того, в ближайшее время должно произойти обновление элит одновременно в России, Казахстане, Белоруссии, соответственно идет борьба. На чей стороне будет временный успех, пока непонятно, но общая тенденция такова, что должны прийти проевразийские лидеры, чтобы этот полюс сформировать.

— Согласно социологическим опросам, большинство населения Армении поддерживает евразийский выбор. Однако при этом очень часто можно встретить критику в том ключе, что по прошествии двух лет положительных подвижек в экономике Армении нет.

— Я неоднократно говорил и сейчас повторюсь — быстро ничего не бывает. Что означает разворот страны, самоопределение и движение в каком-то конкретном направлении? Первые результаты более или менее реальные могут быть видны только лет через пять. Тем не менее, вторая половина 2016 года, согласно статистике, фиксирует рост производства, экспорта и т.д., и, безусловно, есть позитивная динамика, которая уже отслеживается. А самое главное, определенность уже проявляется и понятно, куда надо двигаться. Один из уважаемых людей Армении буквально на днях высказал мне свою точку зрения по поводу того, что нужно Европе от Армении. По его словам, на самом деле Европе нужно, чтобы Россия убрала военные базы с ее территории, и чтобы они могли выкачивать из Армении молибден. То есть, в реальной интеграции никто не заинтересован, и это тот зыбкий путь, который Украина нам уже показала, потому что при всем желании победивших элит, интегрироваться объективно им не удается: с периферийными экономиками — армянская экономика, как и Украины, такова, считаться не нужно.

На самом деле говорить о том, что для Армении евразийский выбор был правильным даже не стоит, это и в самой Армении прекрасно понимают и озвучивают на разных уровнях. Кроме того, Армения действительно показывает хорошие результаты этой интеграции, а армяне очень хорошо интегрируются в евразийские структуры. Самый яркий пример представляет собой Тигран Саркисян, который возглавляет Евразийскую экономическую комиссию, причем она работает в интересах всего союза, и нет такого, что ее возглавляет армянин и «Армения тянет на себя одеяло». Это говорит о том, что идея ЕАЭС плодотворная, страны в нее верят и по плану, потихоньку создают нормативною договорную базу и выстраивают экономические отношения.

— В Ереване Вы заявили, что вслед за Турцией в ЕАЭС потянется и Азербайджан, но только в том случае, если Армения даст на это согласие. В ближайшем будущем Вы видите такую перспективу?

— Да, и этот вопрос не может быть решен без согласия Армении, так как все решения в союзе принимаются путем консенсуса. Армения может заблокировать вступление Турции, Азербайджана и кого угодно точно также, как в свое время Казахстан выражал неудовольствие в связи со вступлением Армении в ЕАЭС. Но что касается возможного вступления Турции или Азербайджана, то да, я вижу возможность и такого парадоксального варианта, когда Турция пойдет на сближение раньше Азербайджана, Баку не дает это сделать карабахский конфликт, отношения с Арменией, поэтому они будут дистанцироваться от союза при всех объективных предпосылках вступления — будут выдвигать свои условия и требования, так что это долгий процесс. И реальных подвижек Азербайджана в сторону ЕАЭС реально не будет до того момента, пока не начнется какой-то прогресс в переговорах по Нагорному Карабаху.

А Турцию такая проблема не держит, там проблемы другого рода — элиты очень сильно связаны с европейскими диаспорами, с американскими интересами, Турция член НАТО, есть с ЕС большая договорная база, и все это строилось не одно десятилетие. Так что если руководство Турции сегодня решит, что начинает движение в сторону ЕАЭС, то в целом на это уйдет десять лет. Другое дело, что в Турции как раз начинается фрустрация: с одной стороны, объективные законы подгоняют к тому, чтобы быть самостоятельным, суверенным государством евразийского типа и не играть все эти игры политического характера с НАТО, но с другой стороны, чудовищно сложная конструкция меняет ее решение именно в силу того, что невозможно встать на одну или другую сторону. Я думаю, что ситуация на Ближнем Востоке должна так сильно измениться, чтобы это соотношение изменилось и евразийское самосознание стало бы достоянием у большинства населения. А пока все так запутано, и у Турции много проблем, связанных как с сирийским конфликтом, так и отношениями с курдами и т.д.

— В последние дни на линии соприкосновения войск в зоне карабахского конфликта повысился градус напряжения, азербайджанские ВС обстреливают также территорию Армении. Насколько высока вероятность возобновления апрельских событий 2016 года, и возможен ли новый виток военных действий?

— Думаю, что нет, просто западные силы, которые стоят за конфликтом в Сирии, за госпереворотом на Украине, за давлением на постсоветские страны, они стремятся к тому, чтобы в регионе была напряженность, потому что чем больше напряженность, тем больше у них возможностей. И неважно, где они — за океаном или в Европе, это их не касается, но через эти напряженности они могут управлять и ставить условия России, Турции, держать на крючке тот же Азербайджан. И желание одно — не дай Бог, если кто-то кому-то пойдет навстречу, с 90% уверенностью можно сказать, что все это внешние интриги, и просто нужно держать ухо востро.

Беседовала Лия Ходжоян

EurAsia Daily. 18.05.2017

Читайте также:

Добавить комментарий