Берлин – новый гегемон Европы?

Наталья Еремина

Хорошая мина при плохой игре?

Выход Великобритании из Евросоюза не только поставил вопрос о будущем всего ЕС, но и заставил каждое государство, входящее в Союз, задуматься о собственном будущем. При этом большинство участников интеграции сверяют свои позиции со взглядами Берлина, который взял на себя функции лидера Евросоюза и либерально-демократического порядка. Особенно на фоне усилившегося изоляционизма западного мира, выражающегося не только в Брекзите, но и «факторе Трампа».

Брекзит, с одной стороны, оказался полной неожиданностью для канцлера Ангелы Меркель и ФРГ в целом. С другой стороны, он был ожидаемым для части политического истеблишмента ФРГ, критиковавшего британский евроскептицизм. Они сегодня пытаются представить уход Британии как возможность для более тесной и глубокой интеграции в Евросоюзе.

Перед Германией стоит сложная задача. С одной стороны, надо наказать Британию, чтобы пример Лондона не стал заразительным для других стран Евросоюза. С другой стороны, Германии важно сохранить британский рынок, являющийся важнейшим направлением для экспорта немецких товаров. Особенно это важно, учитывая, что очень многие экономики стран-членов ЕС связаны с Британией и разрыв этих связей нанесет большой ущерб.

Помимо этого, в условиях пост-Брекзита ФРГ предстоит найти ответы на ряд вопросов. Как выстроить новый тандем с Францией, которая должна будет заменить Великобританию в качестве основного партнера ФРГ? Как разрешить проблему наполнения общего бюджета ЕС после ухода Лондона, являющегося одним из крупнейших доноров? Какими будут новые отношения Германии и Евросоюза с США и НАТО? Как бороться с последствиями Брекзита и евроскептицизма и утвердить роль ФРГ как скрепляющего элемента всего ЕС?

Становление европейского гегемона?

Расставание Лондона с Евросоюзом, в котором лидирует Берлин, изменит внешнеполитическое положение Германии. ФРГ могла опереться на Великобританию при решении вопросов финансового долгового кризиса в Греции, на переговорах с Турцией о беженцах, при отстаивании политики жесткой экономии и бюджетной дисциплины, при проведении антироссийской санкционной политики, при выстраивании позиции ЕС в отношении сирийского и украинского кризисов. Помимо этого, Британия представлялась для ФРГ равноценным партнером, будучи постоянным членом СБ ООН и страной с самым большим военным бюджетом среди стран ЕС. Также ФРГ явно не намерена терять британский рынок сбыта собственных товаров.

Так, Британия обогнала Францию в качестве торгового партнера Германии еще в 2013 г., что расценивалось рядом экспертов как возникновение «особых отношений» между двумя странами.

Теперь, в условиях Брекзита, Германия будет вынуждена взять на себя практически единоличную ответственность за проект объединенной Европы. Раньше она могла разделить груз ответственности за него, прежде всего, с Великобританией, а затем и с Францией. Обширный рынок и военные бюджеты Великобритании придавали Евросоюзу больший международный вес, в чем была заинтересована Германия.

После начала выхода Британии и избрания президентом Франции Эммануэля Макрона, не имеющего абсолютной поддержки электората, «жить как раньше» Берлину уже не удастся.

По всей видимости, теперь германскому истеблишменту придется признать, что «европейского единства» более просто не существует. После уходе Британии ФРГ придется ограничиваться более тесными контактами с Францией. Однако этот «тандем» не является надежной опорой равноправной интеграции, поскольку не основан на равноценной ответственности сторон. Поэтому Евросоюз будет все больше становиться германоцентричным проектом.

Два сценария трансформации Евросоюза

Не менее серьезной выглядит и проблема общего бюджета Евросоюза, ведь британский вклад не будет полностью компенсирован даже за счет сокращения программ, финансируемых из бюджета ЕС.

Чтобы решить эту проблему Германия предлагает два пути. Первый путь – нарастить взносы стран-членов ЕС. В этом случае Германия понесет наибольшие расходы, учитывая свою долю в бюджете Евросоюза, и будет вынуждена увеличить взносы более чем на €4 млрд. Именно по этой причине министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле доказывает премьер-министру Великобритании Терезе Мэй, что Лондон все равно должен вносить денежные средства в общий бюджет в течение 10 лет. При этом А. Меркель подчеркивает, что Британия сначала должна согласиться оплатить все свои счета, прежде чем ЕС приступит к заключению соглашения с ней.

Второй путь – сократить программы Евросоюза, которые финансируются из общего бюджета. Кроме того, ФРГ настаивает на еще большей централизации экономики. Так, помимо Центробанка ФРГ предлагает трансформировать европейский стабилизационный механизм в европейский валютный фонд, которые совместно должны обеспечить «новый валютный союз». В таком случае национальные банки перестают играть даже минимальную роль, а финансовые интересы национальных государств окажутся в подчиненном положении.

Кроме того, ФРГ возьмет на себя обязательства по регулированию финансового и экономического развития ЕС. Берлину также предстоит играть вместо Великобритании роль посредника в отношениях ЕС с США и НАТО.

После выбывания Великобритании из «евроинтеграционной игры», ФРГ автоматически становится главным партнером США в Европе. На территории ФРГ дислоцированы 287 американских баз, что автоматически делает ее военно-стратегическим партнером США, хотя и неравноправным.

Укрепление переговорных позиций ФРГ на мировой арене зависит во многом от того, сможет ли Берлин опереться на своих партнеров по ЕС, что мы пока не наблюдаем. Но более серьезной для ФРГ станет задача защиты евроинтеграции и борьбы с угрозами евроскептицизма. Ведь в самой ФРГ население явно не намерено платить за евроинтеграцию больше, особенно в условиях экономической нестабильности и нарастания финансовых и миграционных проблем.

Угроза евроскептицизма

Признаки недовольства сложившейся ситуацией в Германии уже для всех очевидны. Так, на последних региональных выборах «Альтернатива для Германии» смогла обеспечить себе представительство в 10 из 16 федеральных земель. Более того, все больше экспертов склоняется к тому, что «Альтернатива для Германии» сможет пройти в Бундестаг на общефедеральных выборах осенью 2017 г. А это будет свидетельствовать о закреплении тренда евроскептицизма, который ФРГ сейчас пытается обуздать.

Тем не менее, ФРГ продемонстрировала готовность взять на себя ответственность за судьбу общей Европы. Она предложила обратить внимание на углубление сотрудничества между странами ЕС в области безопасности, быстрого реагирования и военно-политической кооперации, что может обеспечить платформу для крепкого союза между партнерами. В Римской декларации, принятой 25 марта 2017 г. (60-я годовщина Римских договоров), страны-участницы попытались представить общее будущее Европы, заявив о том, что эта идея была мечтой лишь некоторых, но стала надеждой для многих. И здесь же заявляется о необходимости сплотить ряды всех членов ЕС, который должен стать глобальным игроком.

Манифестацией устремлений ФРГ играть лидирующую роль в ЕС стало ее заявление о новой роли страны в милитаризации Европы для решения задач безопасности.

После Брекзита ФРГ обнародовала Белую книгу, посвященную этому вопросу. Безопасность и оборона в этой концепции предполагают сотрудничество ФРГ с Францией при германском лидерстве. При этом Франция уже не сможет играть сдерживающую роль в отношении усиления германского лидерства.

Затем Германия и Франция заявили о планах по углублению европейского военного сотрудничества, указывая на то, что после Брекзита уходит и самое главное препятствие для усиления ЕС (в лице Великобритании, которая традиционно скептически относилась к любым идеям объединенной «армии Евросоюза» – прим. «ЕЭ»). Франция и Германия поясняют эту необходимость тем, что сейчас ни одно государство ЕС не может в одиночку обеспечивать контроль над границами, бороться с исламистами и сдерживать Россию.

Невзирая на то, что в условиях Брекзита возникают проблемы с общим бюджетом, ФРГ предлагает учредить исследовательскую программу в области обороны в рамках бюджетного периода с 2021 по 2027 гг. При том, что в период с 2017 по 2019 гг. на ее реализацию уже выделены €90 млн.

Таким образом, Германия стремится воспользоваться Брекзитом для укрепления своих позиций в ЕС и в мире, и реализации собственного видения будущего объединенной Европы.

При этом ФРГ не может не беспокоить ее военно-политический статус, ведь она не является постоянным членом СБ ООН и не имеет ядерного оружия, в отличие от тех же Великобритании и Франции. Поэтому, так или иначе, ФРГ будет стремиться компенсировать эти позиции. И в «новой Европе» для этого складываются вполне благоприятные обстоятельства.

Евразия.Эксперт. 19.05.2017

Читайте также:

Добавить комментарий