МЭФ-2017

«В начале 90-х все мы были опьянены всемогуществом свободного рынка. И реформаторы были подвержены моде на рыночный фундаментализм. Западные коллеги говорили, что мы начинаем строить новую жизнь, должны действовать в духе единственно правильной теории, провести приватизацию, дорегулирование и стабилизацию. Рыночный догматизм стал очень важным руководством к действию».

«Сейчас в России возникла проблема именно с демократическими институтами. У нас постоянно идет спор о том, помогает демократия экономике или вредит. С одном стороны, мы видим пример Китая, с другой – пример Украины».

«Главные его пункты (речь идет о готовящемся Институтом экономики РАН докладе, посвященном стратегии России. — Прим.ред.) – человеческий капитал, зарплаты, профессии. Очень важно повестка, связанная с механизмами инновационной экономики. Одна из самых важных особенностей нашей программы – инфраструктурные объекты, которые используются недостаточно эффективно. Но главный потенциал нашей страны, который не используется совершенно, – пространственный потенциал. Именно этот капитал стать нашим преимуществом перед другими странами».

«Происходит закат, как я думаю — может, я и ошибаюсь, конечно, может, я очень большой пессимист, — Российской академии наук. И то, что произошло — перенос выборов, — это лишь внешняя оболочка готовящейся очень серьезной трансформации Российской академии наук, как я понимаю, в клуб веселых или невеселых, любознательных, не очень молодых людей, где будет выбран следующий президент, с моей точки зрения, который будет модератором этого клуба».

Из выступления на I Пленарной дискуссии «Растерянный человек между отчаянием и надеждой: мировая ситуация и российская специфика».

Читайте также: