«Молочный фронт» России и Белоруссии

Продуктовые скандалы между Россией и Белоруссией регулярно омрачают отношения между союзными странами. Особенно остро это ощущается после введения РФ продуктового эмбарго в отношении товаров из ЕС, США, Канады, Австралии, а также других стран, которые присоединились к антироссийским санкциям Запада, в частности, Украины. Сегодня наиболее жестко противодействие проявляется в требованиях к молоку и молочной продукции. Взаимные претензии растут, как снежный ком, конфликт прирастает новыми обвинениями.

Глава Россельхознадзора обвинил ЕЭК в саботаже

Татьяна Карабут, Анна Ивушкина

Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт считает, что Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) в вопросах АПК и технического регулирования откровенно лоббирует интересы Белоруссии, игнорируя при этом пожелания России. Эти аргументы подтверждают в Минсельхозе и представители отраслевых союзов. Наиболее остро противодействие ощущается в вопросах требований к молоку и молочной продукции. При этом порядка 90% экспорта белорусской молочной продукции приходится на Россию, и даже частичное закрытие российского рынка было бы тяжелым ударом для экономики союзного государства.

Как заявил Сергей Данкверт в интервью «Известиям» (полностью оно будет опубликовано в одном из ближайших номеров), любые предложения Россельхознадзора в ЕЭК, касающиеся вопросов технического регулирования, упираются как минимум в бездействие со стороны ответственных чиновников.

— Когда мы вносим какие-то предложения и просим ЕЭК быстро принять меры, все понимают, что это невозможно, — сказал он.

В качестве примера противодействия и неконструктивной работы Сергей Данкверт привел техрегламент на молоко и молочную продукцию. Этот документ запрещает использовать сухое молоко в производстве питьевого. По словам чиновника, с помощью утвержденной техрегламентом ЕЭК методики выявить наличие сухого молока в питьевом сложно. И уже первые проверки Россельхознадзора крупнейших белорусских переработчиков молока показали, что практически во всех образцах сухое молоко есть, а в некоторых его доля составляет порядка 50%.

— Еще в 2000-х годах, когда мы с европейцами обсуждали вопросы ВТО, я интересовался, каким образом им в рамках Евросоюза удалось сделать так, что ни через Португалию, ни через Испанию, ни через Голландию, ни через другие страны запрещенная продукция не проходит. Оказывается, чтобы добиться этого, заседания Евросоюза собирались каждые две недели и каждые две недели принимались решения по поставкам продовольствия, перекрывались все возможные «хитрые» каналы. Но наша Евразийская комиссия вопросы рассматривает не каждые две недели и даже не каждые полгода. И понятно, что этого добиться невозможно, если ключевые посты, определяющие техническое регулирование, сельское хозяйство, занимают наши белорусские коллеги, — заявил Сергей Данкверт.

Аналогичные претензии есть к ЕЭК и в отношении техрегламента о безопасности пищевой продукции, рассказали «Известиям» источники в Минсельхозе. Речь идет о вступившем в силу с нынешнего года запрете принимать на переработку сырое молоко и сырые сливки, полученные из хозяйств, где в течение последних 12 месяцев хотя бы одно животное переболело лейкозом. По словам российских ветеринаров и онкологов, вирус убивается уже при 60 градусах и абсолютно безопасен для человека. Тем не менее, как утверждают в Минсельхозе, даже при содействии первого вице-премьера России Игоря Шувалова вопрос о соответствующих изменениях в техрегламент не двигается с мертвой точки в течение последних двух лет.

— Противодействие со стороны ЕЭК серьезное. И главное, как нам видится, — это личная позиция министра по техническому регулированию ЕЭК Валерия Корешкова, — пояснили в Минсельхозе.

В ЕЭК «Известиям» сообщили, что последние совещания в отношении изменений техрегламента о безопасности пищевой продукции проходили в июне прошлого года. На них «достигнуть согласованной позиции не удалось». С тех пор в течение более полугода в комиссию ЕЭК «поступают сообщения с отражением позиций уполномоченных органов стран союза». С их учетом комиссия все еще дорабатывает изменения и планирует провести совещание «высокого уровня». Когда планируется провести это совещание, в ЕЭК не уточнили.

Отношения между Россией и Белоруссией обострились в начале этого года сразу по нескольким направлениям: Россельхознадзор выразил недоверие главе ветеринарной службы Минской области Республики Беларусь, «с ведома которого осуществляются поставки в адрес российских получателей животноводческих товаров украинского и европейского происхождения под видом произведенных в Минской области». После этого президент Белоруссии сообщил о возбуждении уголовного дела в отношении Сергея Данкверта.

Параллельно идет спор об оплате Белоруссией за российский газ, долги за который уходят глубоко в прошлый год. Плюс к этому идет спор о новом режиме контроля за границей, которую власти союзного государства решили сделать открытой для граждан более чем 80 государств мира.

— Какие бы дружественные связи со странами ни существовали, национальные интересы отдельного государства должны быть превыше. Мы пытаемся «сшить» одно одеяло на всех. Но у каждой страны разные экономические интересы. Отсюда — и разногласия, — высказал свою точку зрения лидер Молочного союза Аркадий Пономарев.

По его мнению, в Белоруссии работает много предприятий, выпускающих качественную молочную продукцию. Вместе с тем он признает, что в последнее время из этой страны участились случаи поставки некачественной продукции, в том числе реэкспорт «санкционки». Что, конечно, «не делает хорошей погоды» в отношениях между странами.

Гендиректор консалтинговой компании Petrova Five Consulting Марина Петрова констатирует, что в сегменте сыра 78% импортных поставок приходится на Белоруссию, а доля Белоруссии в поставляемом в РФ сухом молоке — 96%. По подсчетам Петровой, порядка 90% экспорта белорусской молочной продукции приходится на Россию.

Эксперт подытоживает, что «даже частичное закрытие российского рынка будет тяжелым ударом» для белорусской экономики.

Известия. 21.02.2017

 

Министры ЕЭК о претензиях Россельхознадзора: не надо перекладывать с больной головы на здоровую

Руководитель Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору России Сергей Данкверт на днях «пошел в атаку» и на Евразийскую экономическую комиссию, прямо обвинив белорусских представителей в ЕЭК в лоббировании интересов Беларуси в ущерб российским. Естественно, сопроводив свой выпад «фактами». Дискуссия, которую принято вести в тиши кабинетов и на уровне знающих вопрос специалистов, вышла в публичное пространство.

Действительно ли прав глава Россельхознадзора или «факты» на самом деле лишь манипуляция общественным мнением? Об этом корреспондент белорусского агентства БелТА спросил у членов Коллегии Евразийской экономической комиссии (министров) по техническому регулированию, а также по промышленности и агропромышленному комплексу Валерия Корешкова и Сергея Сидорского.

— Сергей Сергеевич, к белорусской стороне в последнее время озвучивались претензии относительно использования сухого молока при изготовлении молочной продукции, в которой его, мягко говоря, не должно быть. Насколько эти обвинения (а звучат они именно как обвинения) справедливы?

Сергей Сидорский: Техническим регламентом Таможенного союза «О безопасности молока и молочной продукции» при производстве питьевого молока не допускается использование сухого молока. Это простое и понятное требование.

В соответствии с законодательством нашего Союза и национальными законодательствами стран, в том числе Российской Федерации, утвержденных, подчеркиваю это, методик по определению концентрации сухого молока на сегодня нет.

Россельхознадзор при исследованиях образцов молочной продукции навязывает странам Союза некую методику измерений массовой концентрации сухого молока в пробах продуктов питания методом иммуноферментного анализа с помощью набора реагентов «Сухое молоко — ИФА», разработанную коммерческим предприятием ООО «ХЕМА».

Комиссия обратилась с вопросом о правомерности применения в России указанной методики в Федеральное агентство по техническому регулированию и метрологии. Более авторитетного органа по данной теме нет. В ответ нам официально сообщили, что данная методика не внесена в Федеральный информационный фонд России по обеспечению единства измерений. Следовательно, она не утверждена в установленном Российской Федерацией порядке, не прошла научно-техническую экспертизу и поэтому не может применяться в сфере государственного регулирования не только в Российской Федерации, но и в остальных странах ЕАЭС. Попросту говоря, ее ни для кого, кроме самих разработчиков, нет.

Кстати, аналогичные претензии к Россельхознадзору в части использования данной методики высказывали и российские производители молочной продукции в лице весьма авторитетной отраслевой ассоциации «Союзмолоко».

Выходит, что Россельхознадзор неправомерно использует указанную методику, да еще и обвиняет Республику Беларусь в недобросовестности производителей молочной продукции. Это притом что в его прямые обязанности входит обеспечение соблюдения правил согласования и утверждения нормативных документов в Российской Федерации, а также норм, установленных в Евразийском экономическом союзе. Господину Данкверту надлежало бы серьезнее и активнее заниматься вопросами ветеринарно-санитарного контроля (надзора) внутри Российской Федерации, а не бросаться обвинениями, переходя уже в плоскость политики.

Я более чем уверен в том, что использование сухого молока в производстве цельномолочной продукции для Беларуси бессмысленно, так как в стране очевиден достаток (если хотите, избыток) молочного сырья. Элементарного экономического смысла нет в подмешивании, даже не говоря о требованиях соответствующего техрегламента. О чем и говорит белорусская сторона в лице Минсельхозпрода, отвечая на обвинения Сергея Данкверта.

Поэтому качество белорусской молочной продукции не может подвергаться сомнению. Об этом говорил и министр сельского хозяйства России Александр Ткачев на недавнем съезде «Союзмолоко». И, кстати, признал целесообразным использовать опыт Беларуси в молочном скотоводстве. Вот и вся правда о мифическом «сухом молоке» в белорусской продукции.

— Валерий Николаевич, недавно глава Россельхознадзора заявил, что Евразийская экономическая комиссия в вопросах агропромышленного комплекса и технического регулирования откровенно лоббирует интересы Беларуси, игнорируя, соответственно, российские. К примеру, он заявил, что ЕЭК не может решить вопросы использования молока от коров с заболеванием лейкозом. Как вы можете это прокомментировать?

Валерий Корешков: Давайте начнем с некоторых важных азов. Прежде всего, что такое лейкоз? Лейкоз крупного рогатого скота (leukaemia in cattle) — это хроническая инфекционная болезнь опухолевой природы, основной причиной которой является злокачественное разрастание клеток кроветворных органов с нарушением их созревания. В опухолевый процесс вовлекаются лимфоузлы, часто поражаются селезенка, сычуг, сердце, почки и другие органы. Заразившись однажды, животные остаются инфицированными — внимание! — пожизненно. Лечение животных, больных лейкозом, не проводят — бесполезно. Их подвергают вынужденному убою.

В 2011 году в ЕАЭС был принят технический регламент «О безопасности пищевой продукции» (решение КТС №880 от 9 декабря 2011 года). Все, включая Российскую Федерацию, согласились придерживаться требований техрегламента о недопустимости использования молока от лейкозных коров уже с 1 января 2016 года. В странах Союза разработаны системные мероприятия национального характера и обеспечивается соблюдение требований указанного регламента.

Российская сторона обратилась с ходатайством в ЕЭК о продлении срока вступления в силу регламента в части запрета на использование молока от лейкозных коров. Нами внимательно изучена ситуация с лейкозом в России. И установлено, что по отдельным регионам России заболевание лейкозом КРС составляет от 30% до 70%. По данным Международного эпизоотического бюро, Российская Федерация отнесена к категории неблагополучных по лейкозу среди стран Евразийского экономического союза.

Мы предлагали Минсельхозу России совместно с ветеринарной службой разработать комплексную национальную программу по профилактике и оздоровлению крупного рогатого скота от лейкоза с учетом положительного опыта, в том числе Республики Беларусь. До сих пор этого плана системных мероприятий по исправлению ситуации в Комиссию не внесено. Следовательно, нет оснований для несоблюдения указанного технического регламента.

В государствах — членах ЕАЭС, кроме России, приняты и проводятся системные меры, которые исключают поставки молока от инфицированных коров на молокозаводы и обязуют владельцев животных сдавать на убой инфицированный скот.

Проблема использования в России молока от лейкозных коров недавно обсуждалась на VIII съезде ассоциации «Союзмолоко». Министр сельского хозяйства Александр Ткачев признал важность проблемы и поставил задачу выйти на производство «чистого молока» в России.

Так что Россельхознадзор, выполняя свои прямые обязанности по обеспечению эпизоотического благополучия в стране, должен развернуть работу с национальными производителями молока по снижению показателя болезни коров — лейкоза — на территории России, а не перекладывать проблемы «с больной головы на здоровую». Эта работа на системном уровне есть прямая обязанность Россельхознадзора, отвечающего за внутренние ветеринарные системные мероприятия.

БелТА. 22.02.2017

Читайте также: