Узбекистан: раскачает ли "демократическая оппозиция" стабильность?

Уход из жизни лидера Узбекистана Ислама Каримова, естественно, заставил задаться вопросом о его преемнике и главное о преемственности курса. Внешне в стране царят мир и порядок. Исполняющий обязанности президента страны определен, и по многим оценкам на декабрьских выборах избавится от приставки и.о. Многие эксперты, в том числе мудрый и многоопытный Аскар Акаев, долгие годы возглавлявший соседнюю Киргизию, полагают, что и выборы, и дальнейшее развитие Узбекистана вполне предсказуемы, страна может рассчитывать на «пять-десять лет» стабильности. Гарантом тому – выстроенная Каримовым устойчивая политическая система как самое ценное его наследие.

Между тем не стоит исключать из внутриполитической расстановки сил в Узбекистане оппозицию, которая не только заявляет о своих намерениях, но и строит альянсы, намереваясь подключить к диалогу «новые оппозиционные силы». Каковы лозунги и призывы пребывающей в эмиграции политической оппозиции Узбекистана, «состоящей из минимума либералов и максимума исламистов», которые сложили «замысловатый узел явных и тайных вызовов» Ташкенту? На что она может рассчитывать? Об этом - востоковед и политолог Бахтияр Бабаджанов, ведущий научный сотрудник Института востоковедения Академии наук Республики Узбекистан.

 

Экс-президент Киргизии считает, что Узбекистан ждут 5-10 лет стабильности

Первому президенту Узбекистана Исламу Каримову удалось выстроить такую устойчивую политическую систему, что переход власти к новому главе республики пройдет спокойно, страна может рассчитывать на "пять-десять лет" стабильности, считает его бывший коллега и знакомый, экс-президент Киргизии Аскар Акаев.

Каримов скончался 2 сентября в возрасте 78 лет вследствие перенесенного инсульта. Он был похоронен у себя на родине в Самарканде по мусульманским традициям. Временно исполняющим обязанности главы государства был утвержден премьер-министр Шавкат Мирзиеев. Выборы президента назначены на 4 декабря.

"Я всегда считал, что транзит этот будет спокойным, в мягкой форме. Преемственность сохранится. Ислам Каримов был выдающийся мастер власти, говоря шахматным языком, просто гроссмейстер. Он выстроил такую власть, которая по крайней мере в течение пяти-десяти лет не даст сбоя", — заявил РИА Новости Акаев.

По оценке бывшего президента Киргизии, Каримов сделал две важные вещи, которые обеспечивают стабильность политической системы Узбекистана.

"Во-первых, он вычистил всю властную структуру от популистических элементов. В переходные периоды самый главный враг – это популисты", — считает Акаев.

По его мнению, это доказывает, в частности, пример другой бывшей советской республики – Украины. "На примере Украины можно видеть, как популисты привели к краху самую процветавшую в СССР республику. Ведь на Украине жизненный уровень был гораздо выше, чем в РСФСР. Самая передовая наука, промышленность – космическая, ракетная, всех отраслей", — сказал Акаев. Он вспоминает, что в советское время и сам в качестве специалиста по компьютерным вычислениям, технике и компьютерной математике часто бывал в институте кибернетики имени Глушкова в Киеве.

"И вот пожалуйста – сегодня жизненный уровень на Украине много ниже, чем не только в России, но даже и в среднеазиатских республиках. Вот к чему приводит популистическая элита. Ислам Каримов ее вычистил, эту власть, от популистов. Там нет ни одного популиста", — заявил Акаев.

По его мнению, у Каримова "был сталинский подход к кадрам". "Во всей властной вертикали эффективные исполнители, у которых даже в мыслях не могло проскочить, что он должен делать карьеру, или не дай бог стать преемником президента. Поэтому там властная структура – это эффективные исполнители. А во главе – его личный воспитанник, премьер-министр. Стиль управления преемника очень похож на стиль самого Каримова. Такой же жесткий, властный", — считает Акаев.

"Если бы это не дай бог случилось в Казахстане… Там есть и популисты, там есть много таких, которые считают, что они могут стать лидерами нации", — утверждает Акаев.

Второе, по его словам, что сделал Каримов – уравновесил сложную систему кланов, характерную для Узбекистана, а сам стал для нее арбитром.

"Это и ташкентская, самаркандская, андижанская, джизакская, бухарская группы. Каримов как гроссмейстер смог на этой шахматной доске расставить их так, чтобы был полный компромисс… Он умерил их аппетиты, но вместе с тем создал такую систему, где интересы всех кланов более-менее учтены по справедливости", — сообщил Акаев.

Кроме того, в Узбекистане, в отличие от некоторых других республик, "нет финансово-олигархической группы, которая действовала бы автономно от государства", отметил собеседник агентства.

"Поэтому эта власть, как швейцарские часы, будет крутиться еще один-два президентских срока, все будет спокойно. Им всем нужна стабильность… Первое время они этот компромисс будут сохранять. Это в их собственных интересах. И, как говорил Адам Смит, они в собственных интересах будут сохранять стабильность и для всего Узбекистана", — подчеркнул первый киргизский президент.

По его словам, "второй человек в государстве, премьер-министр (Мирзиеев), стал сейчас сразу первым". "В парламенте единогласно проголосовали. Фактически его уже избрали в парламенте, а там в парламенте представлены все (кланы и группы). Хотя по конституции три месяца должен был исполнять (обязанности) спикер парламента, но тем не менее… Элита его признала", — констатировал Акаев.

В то же время пока трудно говорить, что будет позже, считает экс-президент Киргизии. "Потом посмотрим, ведь все-таки все в мире меняется, ислам не дремлет везде. Все может случиться", — добавил он.

Акаев был президентом Киргизии в 1990-2005 годах. Потерял власть в результате "тюльпановой революции". На данный момент занимается научной деятельностью в Институте математических исследований сложных систем МГУ.

РИА Новости. 14.09.2016

 

От «Хизб ут-Тахрир» до «Гугуши»: оппозиция в Узбекистане строит альянсы?

Муса Ибрагимбеков

8 сентября на объединенном заседании палат Олий Маджлиса (парламента) Узбекистана в Ташкенте врио президента Узбекистана стал премьер-министр республики Шавкат Мирзиеев. Появление в роли временного президента Мирзиеева спровоцировало узбекистанскую политическую эмиграцию на настрой, что появившиеся после кончины Ислама Каримова надежды рухнули.

Противники действующего в республике режима называют Мирзиеева «узурпатором». Так, в частности, именует и. о президента неформальный лидер оппозиционеров — проживающий около 20 лет в Москве лидер объединения «Общество политических мигрантов Центральной Азии» Бахром Хамроев, уроженец Бухары. «Смерть Ислама Каримова повлекла стремительное нарушение баланса сил, — написал Хамроев у себя в Facebook. — С захватом власти в стране Шавкатом Мирзиеевым фактически произошел конституционный переворот. К сожалению, вместо ожидаемой „оттепели“ следует предполагать дальнейшее усиление репрессий, борьбы с инакомыслием, а также рост авторитаризма. Уже приходят известия о начавшихся „зачистках“ и давлении на потенциальных противников узурпатора». Любопытно, что Хамроев прогнозировал резкий старт Мирзиеева еще до того, как тот стал врио президента. «В Узбекистане свершился государственный переворот!", — написал Хамроев накануне заседания в Ташкенте. — Басмачи захватили власть. Шавкат Мирзиеев начал экстренно вызывать всех хокимов (руководителей областей — EADaily) и поставил перед хокимам серьезную задачу: обеспечить победу Мирзиеева». Неизвестно, откуда взял это Хамроев. Но точно известно, что хокимы в объединенном заседании палат парламента, где Мирзиеева избирали врио президента, не участвовали. И нижняя, и верхняя палаты парламента Узбекистана формируются путем прямого тайного голосования, а не формируются из представителей муниципальной вертикали.

Куда более интересно другое: кого узбекистанская политэмиграция хочет привлекать к себе в союзники в борьбе против «диктатуры» Мирзиеева. «Общество политэмигрантов Центральной Азии полагает, что изменить ситуацию в этом направлении поможет подключение к диалогу новых оппозиционных сил. — написал Хамроев. — В частности, министра финансов Рустама Азимова и Гульнары Каримовой, а также их участие в разрабатываемых нами проектах. В этой связи, учитывая смену политической конфигурации, чреватой скатыванием страны и моего народа к дальнейшему унизительному положению, а возможно и гибели, считаю возможным и даже необходимым начало диалога между всеми узбекскими силами, не связывающими будущее Узбекистана с диктатурой Шавката Мирзиеева».

Министр финансов Узбекистана Рустам Азимов — бывший руководитель местного представительства Европейского банка реконструкции и развития, политик, считающийся в Узбекистане представителем либерального крыла. Старшая дочь покойного президента Узбекистана Гульнара Каримова в представлении не нуждается. В сентябре 2011 года международные правозащитные организации только искали поводы, чтобы «уколоть» Каримову. В частности за то, что пока она демонстрирует моды на подиумах Европы и США, на ее родине дети надрываются на хлопковых плантациях. С сентября 2014 года роль Гульнары Каримовой в сводках Human Rights Watch и в лентах BBC поменялась на диаметрально противоположную. Ее стали защищать как жертву «диктатуры», устроенной ее отцом. Эти защитительные интонации были вызваны тем, что правоохранительные органы Узбекистана поместили Каримову в сентябре 2014 года под домашний арест, в подозрении в связях с криминальными группировками и отмывании денег. Поводом стали уголовные дела против дочери Каримова, возбужденные прокуратурами ряда стран Европы, в частности, Швеции и Швейцарии. В Узбекистане на вполне серьезном уровне пошли разговоры о том, что Гульнара Каримова может стоять за попыткой государственного переворота в стране.

Каримову причисляют к так называемому либеральному крылу узбекистанского политикума. Как и министра финансов Рустама Азимова, которого упоминает Бахром Хамроев. Но эмигрантские круги, которые представляет Хамроев, состоят не сугубо из светской оппозиции, которой просто не нравится то, что Узбекистан якобы стал «восточной деспотией», вместо того чтоб идти по европейскому пути. Более того: основная часть тех политэмигрантов, кто обвиняет режим Каримова в отсутствии демократии, на родине состояли в исламистских движениях, вроде «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» (ХТИ, запрещенная в России и Узбекистане террористическая организация — EADaily). Из числа таких сам Бахром Хамроев. На родине он несколько раз привлекался к ответственности за членство в ХТИ. Перебравшись в Москву, Хамроев стал экспертом правозащитного центра «Мемориал», где занимается, главным образом, тем, что выступает общественным адвокатом ХТИ по линии «Мемориала» на постсоветском пространстве.

К настроениям узбекистанской исламистской оппозиции присоединился главный редактор сайта «Голос ислама» Дмитрий (Хамза) Черноморченко, проживающий с 2011 года в Турции. «Сдохла бешеная собака, тиран, которая долгих 26 лет истязала свой народ, уничтожала мусульман самыми изуверскими способами, глумилась над религией Аллаха, при этом нося имя этой самой религии — Ислам, с фамилией, означающей одно из имен Всевышнего — Щедрый (Каримов). Так вознесем же мольбы Аллаху, что бы Он был Щедрейшим к нему и вознаградил самыми страшными муками ада!», — призвал в Facebook Черноморченко читательскую аудиторию «Голоса ислама». Редактируемый Черноморченко сайт считается рупором радикал- исламистов, хотя официально относится к Духовному управлению мусульман Азиатской части России (ДУМАЧР), входящему в Совет муфтиев России.

Итого, пребывающая в эмиграции политическая оппозиция Узбекистана, состоящая из минимума либералов и максимума исламистов, строит планы по «демократическому» перевороту в республике. Это наслаивается на участившуюся с конца августа кампанию в западных СМИ, суть которой в том — кем бы ни был официальный преемник Каримова, ситуация с правами и свободами в республике остается угрожающей. Авторы статей напоминают официальному Ташкенту, что пока он не покается за «преступления» каримовского режима, Узбекистан так и будет почетным членом «черного списка» по демократии.

Этот замысловатый узел явных и тайных вызовов Ташкенту в беседе с корреспондентом EADaily прокомментировал востоковед и политолог Бахтияр Бабаджанов, ведущий научный сотрудник Института востоковедения Академии наук Республики Узбекистан.

«Есть такое французское выражение „Cherchez la femme“, „ищите женщину“, — сказал Бахтияр Бабаджанов. — Я бы его перефразировал: „Cherche d’argent“, „ищите деньги“. Надо выяснять, кто финансирует эту кампанию. А когда вы выясните источники финансирования, то поймете, кто за кем стоит и чего добивается. Так мне удалось в свое время по документам, захваченным американцами в лагерях „Исламского движения Узбекистана“ (ИДУ, запрещенная в России террористическая организация — EADaily) в Афганистане, выяснить: финансирование ИДУ шло, в основном, из Саудовской Аравии. Понятно, что люди, которые себя именуют „демократической оппозицией Узбекистана“, пытаются действовать сейчас не на благо народа нашей страны. Народ в их раскладах занимает самое низшее место. Ведь эти люди давно не живут в Узбекистане, не общаются с простыми гражданами нашей страны и не вникают в их проблемы».

Эксперт рассказал, как реально относятся сейчас в Узбекистане к наследию Ислама Каримова. «У нас в республике есть места, где можно почтить память первого президента страны. Спустя неделю после смерти Ислама Каримова не прекращается поток людей из Узбекистана и других стран, которые направляются туда. Люди идут сами. Их никто не гонит ни палками, ни еще чем. Я сам это видел и вижу сейчас. Очень много религиозных людей идут проститься с Исламом Абдулганиевичем Каримовым. Люди понимают, что при нем Узбекистану удалось сохранить самое важное — стабильность, которая нам не дала впасть в гражданскую войну, как Таджикистан в начале девяностых годов, или в „цветной“ сценарий, как Кыргызстан в 2005 году. Эта стабильность во многом держалась, благодаря усилиям нашего президента. Люди это понимают, поэтому молятся за упокой души Ислама Каримова, идут и едут к связанным с ним местам. Что будет потом в стране, никто предсказать наперед не может. Лично мне хотелось бы каких-то перемен. К примеру, чтобы у нас пресса стала чуть свободнее, например, как в России или в Казахстане. Но в плане преемственности политического курса и религиозной политики, я не вижу, что там будут большие изменения. В том числе, потому что народ этого не захочет».

«Изменение внутриполитического курса, как этого требуют некоторые западные круги, означает, что преемник Ислама Каримова будет вынужден каяться перед мировым сообществом за подавление мятежа в Андижане, за репрессии против религиозной оппозиции, в частности, «Исламского движения Узбекистана», — говорит Бахтияр Бабаджанов. — Мне приходилось читать и слышать, что ИДУ — это черная страница Узбекистана. Все равно какая эта страница, хоть черная хоть красная, главное, что она закрыта раз и навсегда. Это говорю не один я, а все граждане Узбекистана. Поведи себя власть с ИДУ по- другому, неизвестно еще, чем бы это кончилось для нас. Тем более, что перед нами сейчас множество примеров того, что нас могло бы ожидать: Ливия, Сирия, да и не только. История ИДУ началась с того, что родоначальники этой террористической организации на заре девяностых годов объявили в Наманганской области «шариатское государство». Потом эти «поборники шариата» принялись за теракты и убийства. Они существовали не в безвоздушном пространстве: у них была солидная медийная и финансовая поддержка. Откуда она шла, из каких источников, точно до сих пор не установлено.

Давайте разберем отчеты международных гуманитарных организаций, которые обвиняют режим Каримова в репрессиях против верующих. Если разбирать этих верующих пофамильно, то увидим: почти все они или салафиты, или члены «Хизб ут-Тахрир». Напомню, что с 1991 по 1999 годы «Хизб ут-Тахрир» была в Узбекистане легальной, разрешенной организацией. И как хизбуты отблагодарили власть? Я более 20 лет читаю их листовки, брошюры… Еще в их легальный период я видел, что они открыто призывали к свержению действующего в Узбекистане конституционного строя".

Бабаджанов также прокомментировал подавление Исламом Каримовым выступлений в Андижане, организованных в мае 2005 года движением «Iymonga yol» («Путь веры»), возглавляемого бывшим активистом «Хизб ут-Тахрир» Акромом Юлдашевым. События в Андижане международные правозащитные организации, в частности Human Rights Watch называют массовым расстрелом народных протестных выступлений и инкриминируют Каримову как преступный акт, который должен рассматриваться в международных судебных инстанциях. «В любом кровопролитии виноват тот, кто выстрелил первым и пролил кровь. — говорит Бахтияр Бабаджанов. — В Андижане выстрелили первыми не войска, а сторонники Акрома Юлдашева. Перед тем, как в город вошел ограниченный силовой контингент, сторонниками Юлдашева были убиты четверо местных полицейских. Я сам видел тела этих ребят в андижанском морге. Совсем молодые парни. Смертельные раны им были нанесены путем выстрела в лоб. Это был расстрел мирных людей, которые исполняли свою работу. Потом сторонники Юлдашева захватили андижанский СИЗО, раздали содержавшимся в этом СИЗО преступникам оружие. Вся эта преступная вооруженная толпа разгромила воинскую часть и стала вытаскивать оттуда оружие. По сопротивлявшимся военным юлдашевцы открывали огонь. Это как вообще называется в любом цивилизованном сообществе? А нам, гражданам Узбекистана, которые все это видели, сейчас преподносят это как „попытку народного волеизъявления“ и „демократической революции“». Никто в цивилизованном мире не скажет, что настоящая демократия может быть такой. Арестованные потом юлдашевцы ни слова не говорили о демократии. Они собирались совершить насильственный захват власти. Я сам разговаривал с этими арестованными"

«Разговоры о том, что „если власти Узбекистана признают вину за Андижан, за преступления против прав человека“, якобы совершенные при Исламе Каримове, то Запад сделает Узбекистану те или другие благодеяния — это сеанс политической мимикрии — подытожил узбекистанский востоковед. — А шантаж на тему того, что „если не покаетесь, то мы будем у вас финансировать оппозицию, которая вас с нашей помощью свергнет“ — это очень нечестная политическая игра».

EurAsia Daily. 15.09.2016

Читайте также: