СНГ

Путин и Пашинян

По итогам «провального» визита: Пашинян и его «правила игры»

Связи Москвы и Еревана на отдельных межгосударственных и экономических направлениях переживают если и не переформатирование, то существенную переоценку, сопровождаемую попытками Никола Пашиняна установить новые правила игры.

Туркменистан

Семь бед Туркменистана: итоги 2018 года

2018-ый год получился одним из самых трудных в новой истории Туркменистана. C падением цен на природный газ и, соответственно, сокращением валютной выручки, в стране, неготовой к таким сложным даже для развитых стран-производителей природных ресурсов...

Беларусь

Россия, Китай или Запад? К чему пришла внешняя политика Беларуси в 2018 году

Минск углубил взаимодействие с ЕАЭС и РФ, продолжил сотрудничество с КНР, выступил площадкой для многостороннего сотрудничества в рамках целого ряда инициатив. При этом во внешней политике Беларуси сформировался ряд векторов и приоритетов, которыми власти страны будут руководствоваться и в 2019 г.

Никол Пашинян

Пашинян на распутье

2018 год стал для Армении переломным. Произошедшая в стране революция на гребне волны вынесла к власти человека, который обещает начать системные реформы и привести страну к светлому будущему. Поэтому 2019 год станет годом больших надежд — или же больших разочарований.

Алексей Бородавкин

Посол РФ в Казахстане: взаимодействие наших стран вышло на самый высокий уровень

Алексей Бородавкин - о новых направлениях сотрудничества России и Казахстана и выгодах наращивания взаимодействия в экономике, политике, обороне, космической сфере и туризме.

Порошенко

Преступность упала, гривна выросла: что дало Украине военное положение

Петр Порошенко решил не продлевать режим военного положения. Серьезных дивидендов оно президенту Украины не принесло, а пролонгация режима вызвала бы возмущение западных партнеров.

Центральная Азия

Активность Ташкента нервирует власти Казахстана

«Узбекистан с каждым месяцем превращается из спящей державы в реального лидера, который приковывает внимание. Тут дело даже не в ревности Астаны, которая привыкла быть центром региона, а в сугубо практических соображениях», — отмечает Андрей Грозин.