Западные инвесторы проинспектируют Белоруссию

Антон Ходасевич


МВФ выделил Белоруссии средства на борьбу с пандемией коронавируса наравне с другими странами-членами. Это произошло, несмотря на призывы общественности и оппонентов власти не делать этого. Обеспокоенность такой ситуацией и вынудила фонд сформировать миссию для изучения ситуации в экономике и мер, предпринятых для борьбы с пандемией.

Миссия начала работу в понедельник, однако ее представители не приехали в Минск, как это бывало в прежние времена. Изучать ситуацию в стране она будет удаленно. О таком решении фонда на прошлой неделе сообщало информационное агентство Reuters, ссылаясь на источник, «знакомый с планами, но не уполномоченный говорить публично». Миссия является частью мандата МВФ по надзору и мониторингу за экономикой и направлена на сбор дополнительной информации об экономических событиях в Белоруссии и ее ответных мерах на пандемию COVID-19, говорится в сообщении. Необходимость изучения ситуации в фонде объясняют той обеспокоенностью, которую вызвало в белорусском обществе решение выделить нынешней белорусской власти средства на борьбу с пандемией.

Напомним, что речь идет о 923 млн долл. в виде специальных прав заимствования (SDR). Они уже зачислены в золотовалютные резервы страны, за счет чего произошел их рост на 14,2% до почти 8,5 млрд долл. Властям Белоруссии выделили эти средства, несмотря на то что международное сообщество не признало Александра Лукашенко легитимным президентом. Беспокойство вызвано и тем, что, например, власти Венесуэлы, где есть сомнения в легитимности власти, денег фонда не получили. Также не получила их и Мьянма. Официальная белорусская пропаганда трактовала выделение фондом средств как признание легитимности Лукашенко на Западе и активно пиарила этот факт.

Оппоненты Лукашенко, которые призывали МВФ не выделять белорусским властям деньги, мотивировали это тем, что средства не будут потрачены по назначению, то есть на борьбу с пандемией, а пойдут на укрепление нелегитимной власти. Эксперты с такой позицией согласны. Тем более что даже в былые времена, когда официальный Минск пытался сохранять хорошие отношения с МВФ, у правительства были проблемы с выполнением своих обязательств перед фондом. В 2017–2018 годах Минск вел длительные переговоры с фондом об очередном кредите, однако сотрудничество так и не сложилось. Фонд требовал личную гарантию Александра Лукашенко на то, что в случае выделения финансирования программа будет выполнена. Такое требование связано с тем, что после невыполнения предыдущей программы Александр Лукашенко заявил, «а я вам ничего не обещал».

Год назад официальный Минск получил от МВФ отказ в предоставлении экстренного финансирования на борьбу с COVID-19. Тогда речь шла также о почти миллиарде долларов. Фонд счел недостаточными меры, которые принимались в Белоруссии для борьбы с пандемией.

Напомним, что с самого начала пандемии Александр Лукашенко отрицал серьезность проблемы. Белоруссия не объявляла локдаун, не останавливала производство, не закрывала школы и другие учебные заведения. Более того, власти демонстрировали свое бесстрашие и проводили показные публичные мероприятия, например, Парад Победы. На какое-то время были продлены весенние школьные каникулы, предприятия (в основном частные) по своему решению позволяли сотрудникам работать удаленно, если это позволяла специфика их деятельности. Само население ограничивало посещение публичных мест, средства для индивидуальной защиты и питание для медицинских работников собирались силами общественных инициатив.

В это время Александр Лукашенко язвил на экране телевизора, что от вируса спасают баня, водка и хоккей. «Ты видишь тут вирусы, – спрашивал он у журналистки государственного телеканала, стоя на хоккейной площадке, – и я не вижу», – это видео стало вирусным и отражало позицию белорусских властей по отношению к эпидемии. Позже, уже летом этого года, оправдываясь за такую позицию, представители власти утверждали, что это была показная бравада Лукашенко, целью которой было не допустить паники, хотя на самом деле он чуть ли не лично в ручном режиме руководил борьбой с пандемией. Об этом, в частности, в одном из пропагандистских фильмов рассказывала пресс-секретарь Лукашенко Наталья Эйсмонт.

Как отметили позже эксперты, именно неадекватная ситуации реакция властей на эпидемию стала отправной точкой белорусских протестов. В начале эпидемии в больницах Белоруссии, как и везде в мире, не хватало мест, не было ни опыта, ни знаний в лечении новой неизвестной болезни и люди массово болели и умирали, а власти на каком-то этапе полностью закрыли демографическую статистику. Согласно официальным данным, смертность от коронавируса в Белоруссии была равномерной – порядка 10 человек в сутки, хотя, согласно информации из больниц, столько в сутки могло умереть только в одном отделении одной больницы. Согласно последним официальным данным, всего с начала пандемии в Белоруссии от COVID-19 умерли 3929 человек, а переболели 494 446 пациентов. На основании данных по другим странам, эксперты отмечали, что белорусская статистика может быть снижена в 15 раз. Это значит, что пандемия унесла жизни целого города – порядка 60 тыс. человек.

Объясняя причины отказа от локдауна, Александр Лукашенко говорил о важности экономики и необходимости сохранять ниши на рынке. «Что жрать будем?» – в своем стиле вопрошал Александр Лукашенко. По итогам 2020 года экономика Белоруссии тем не менее просела (минус 0,9%), так как замерли рынки основных торговых партнеров, в том числе России. В свете того, что предприятия не закрывали на локдаун, никаких средств на их поддержку государство не выделяло. Выступая в феврале на Всебелорусском народном собрании, Александр Лукашенко утверждал, что страна потратила на борьбу с COVID-19 1,5 млрд долл. Ранее он говорил о том, что в основном эти деньги пошли в здравоохранение – на закупку техники и медицинских препаратов, оплату труда медицинского персонала.

В нынешнем году экономика Белоруссии, несмотря на политическую нестабильность, развивается довольно динамично. По итогам января–июля ВВП вырос на 3,3%. Внешнеторговый оборот за этот период вырос на 31,4%, экспорт – на 36,4%, промышленное производство – на 9,3%. Как отмечают эксперты, основной фактор – восстановление мировой и региональной экономики после локдаунов. «Белорусское внешнеторговое чудо», – характеризуют ситуацию в белорусской экономике эксперты исследовательского центра BEROC. Именно оно стало главным драйвером макродинамики, отмечается в очередном недавно опубликованном экономическом обзоре исследовательского центра. «Во втором квартале физобъем экспорта покорил новый исторический максимум, а по сравнению с плато, на котором он находился в предковидный период, его величина возросла на 14%. Физобъем импорта также значимо возрос (на 5% по сравнению с первым кварталом), но его уровень лишь приблизился к предковидной величине», – констатируется в документе. Его авторы называют несколько причин экспортного бума: во-первых, на фоне повсеместного роста цен белорусские производители сдерживают их для своей продукции, получая ценовое преимущество. Это актуально, например, для продукции деревообработки, черных металлов, текстиля, обуви, шин. Во-вторых, глобальный ценовой шок на продовольствие породил и рост спроса на продукцию смежных отраслей. Этот эффект затрагивает белорусских производителей, например, минеральных удобрений, с/х машиностроения и др. В-третьих, наиболее конкурентоспособные производители смогли закрыть ниши, возникшие на фоне разного рода ковидных сбоев предложения. Это актуально, например, для приборостроения и производства мебели. В-четвертых, восстановились к привычному для себя уровню физобъемы экспорта нефтепродуктов и калийных удобрений. Впрочем, эксперты BEROC прогнозируют, что уже во втором квартале эти факторы могут перестать действовать, а в начале следующего года начнут работать другие. В частности, западные санкции.

Независимая газета. 13.09.2021

Читайте также:

Добавить комментарий