В СНГ нарастает запрос на президентство как разновидность доминирующего единоначалия

В предстоящее воскресенье в Киргизии состоится референдум: гражданам предлагается высказать свое мнение по отношению к новой Конституции. Она фактически меняет форму правления в республике с парламентско-президентской на президентскую. Принятие народом новой Конституции будет означать наделение президента абсолютной властью. В стране предполагается ликвидировать правительство, заменив его кабинетом министров во главе с руководителем президентской администрации. Планируется создание народного курултая (съезда), участники которого получат право законодательной инициативы. То есть у парламента появится двойник. Президент Садыр Жапаров, уже сегодня совмещающий полномочия главы государства и премьер-министра, станет единоначальником, по старому – ханом Киргизии.

Молдавия, ставшая унитарной республикой парламентского типа в 2000 году, уже мечтает о крепкой руке. Расширить полномочия президента после переизбрания парламента и создания пропрезидентского парламентского большинства надеется действующая глава Молдавии Майя Санду. Провести референдум на соответствующую тему до нее собирался теперь экс-президент Игорь Додон.

В парламентской Республике Армении премьера Пашиняна явно не устраивает то, что он делит власть с парламентом. И он также надеется на предстоящие парламентские выборы, рассчитывая получить в Законодательном собрании свое большинство. То, что вместо президента на роль единого руководителя страны претендует премьер, сути вопроса не меняет.

Не получилась парламентская республика и в Грузии. В 2018 году страна стала парламентской, назвав одной из главных целей этой трансформации стабилизацию ситуации в Грузии. Цель достигнута не была.

В тех же странах, которые были и остаются президентскими, власть добивается еще большего усиления. В Казахстане Нурсултан Назарбаев, оставив пост президента, возглавил Совет безопасности, без согласия которого президент не может сделать и шага, причем как во внешней, так и во внутренней политике. Глава Туркмении стал одновременно президентом, премьером и председателем парламента.

В Белоруссии Александр Лукашенко, несмотря на массовые протесты, остается «батькой».

Украина, пробыв пять лет парламентско-президентской республикой (с 2004 года), в 2010-м решением Конституционного суда вновь стала президентско-парламентской. Но, судя по действиям Владимира Зеленского, который в противовес закону уволил в марте судей Конституционного суда, страна движется в сторону укрепления президентской власти.

Примеры можно продолжить. Авторитарность как способ управления государством в свое время стала одной из причин развала СССР. Из авторитарного государства бежали, брали пример с европейских стран, и на постсоветском пространстве появлялись парламентские республики. Но в исторических условиях, когда институты парламентаризма и гражданского общества еще незрелые, юные, слабые и рыхлые, выяснилось, что единственным более-менее работающим институтом является институт единоначалия. Будь то царь, генеральный секретарь или президент (по-новому). Таким образом, можно говорить о том, что в большинстве стран бывшего СССР, там, где нет принудительного законодательного формирования институтов современной Европы, ЕС, внутренних политических сил для разумного сосуществования различных ветвей власти в интересах общества не существует. И тогда обращаются к тысячелетней практике правления – хан, бай, царь.

Независимая газета. 06.04.2021

Читайте также:

Добавить комментарий