Россия и Индо-Тихоокеанский регион: почему Дели так заинтересован в сотрудничестве с Москвой

В середине марта состоялся первый виртуальный саммит стран – участниц Четырехстороннего диалога по безопасности (США, Японии, Австралии и Индии). Эшли Теллис, старший научный сотрудник Фонда Карнеги, рассказывает о роли этого формата в российско-индийских отношениях и причинах, по которым Дели стремится привлечь Москву к участию в политических процессах Индо-Тихоокеанского региона.

- Многие российские эксперты полагают, что США пытаются институционализировать Четырехсторонний диалог по безопасности. За последнее время по приглашению президента Джо Байдена прошел первый виртуальный саммит четверки (Австралия, Индия, США, Япония), а в Индии с визитом недавно побывал министр обороны США Ллойд Остин. Некоторые даже утверждают, что дело идет к созданию «азиатского НАТО». Что происходит на самом деле? Как участие Индии в Четырехстороннем диалоге и развитие Индо-Тихоокеанской стратегии отразятся на отношениях между Москвой и Дели?

- Сам факт, что США провели первый виртуальный саммит стран – участниц Четырехстороннего диалога по безопасности, свидетельствует о постепенной институционализации этого формата. Возможно, со временем он станет главной площадкой для Соединенных Штатов и их демократических союзников в Индо-Тихоокеанском регионе для выработки решений по многим важным вопросам. Но я не думаю, что за этим последует создание военного союза.

Каждая из участниц четверки имеет очень многогранные отношения с Китаем и будет развивать их, исходя из собственных интересов. Все они признают важность сотрудничества друг с другом ради поддержания порядка, основанного на общих правилах, но едва ли готовы к созданию чего-то похожего на военную коалицию. США давно подписали двусторонние договоры о гарантиях безопасности с Японией и Австралией, но до преобразования четверки в полноценный военный блок еще очень и очень далеко.

Участие Дели в Четырехстороннем диалоге интересно тем, что США в любом случае отводят Индии ключевую роль в рамках своей Индо-Тихоокеанской стратегии. Поэтому неудивительно, что Индия столь заметна на переговорах, которые ведут США о будущем региона.

Но и для Дели Четырехсторонний диалог – прежде всего площадка для дипломатических контактов и координации усилий, будущий коллективный институт, нацеленный на укрепление порядка, основанного на общих правилах. Из четырех участников Индия, наверное, меньше всех готова представить, что четверка может превратиться в военный союз. Поэтому Дели и дальше будет сотрудничать с остальными участниками четверки, чтобы не допустить китайской гегемонии в Индо-Тихоокеанском регионе, но не станет использовать Четырехсторонний диалог как инструмент военного противостояния с Китаем.

- Индийские дипломаты, журналисты и эксперты недавно пытались убедить Москву в том, что России следует включиться в политические процессы Индо-Тихоокеанского региона. Насколько это реалистично? И чем, на ваш взгляд, отличаются взгляды Дели и Вашингтона по этому вопросу?

- Да, индийские дипломаты очень настойчиво добиваются, чтобы Россия стала частью более широкого индо-тихоокеанского взаимодействия, поскольку в Дели опасаются, что в противном случае Москва еще сильнее сблизится с Пекином, в чем Индия совершенно не заинтересована.

В Дели предпочли бы, чтобы отношения между Россией и Китаем не были такими тесными, как сейчас, и чтобы Москва развивала контакты с другими странами четверки, а не была изолирована от Индо-Тихоокеанского региона, оставшись один на один с Пекином.

- Насколько эффективны усилия Москвы по установлению контактов и налаживанию диалога между Дели и Пекином? Полезен ли, на ваш взгляд, формат РИК – Россия, Индия, Китай?

- Я считаю, что усилия Москвы по налаживанию диалога между Дели и Пекином полезны, но преувеличивать их значение не стоит. Как известно, трехсторонний саммит с участием России, Индии и Китая дал Дели и Пекину возможность встретиться и договориться о мерах деэскалации на их границе. Но то, что на этом форуме удалось добиться таких результатов, было во многом случайностью.

На мой взгляд, российское направление занимает очень важное место во внешней политике Индии, но при этом в Дели понимают, что у России по отношению к Китаю совсем иные цели, чем у Индии.

Индия видит в Китае скорее конкурента, возможно даже противника, тогда как Россия его таковым не считает. Можно ожидать, что Индия приложит все усилия, чтобы привлечь Россию к участию в политических процессах Индо-Тихоокеанского региона, поскольку только так она может хоть сколько-то отдалить Москву от Пекина, который, конечно же, сегодня является для Дели главным источником беспокойства.

Интервью опубликовано в рамках проекта «Диалог Россия – США: смена поколений». Взгляды, изложенные в интервью, отражают личное мнение автора

Московский Центр Карнеги. 07.04.2021

Читайте также:

Добавить комментарий