Узбекистан предлагает соседям новые рынки

Виктория Панфилова


Министр иностранных дел Узбекистана Абдулазиз Камилов завершил свое трехдневное центральноазиатское турне в Таджикистане. Накануне он побывал в Казахстане и Туркменистане. В ходе переговоров с главами государств кроме двусторонней повестки обсуждался вопрос развития экономических связей с Афганистаном и странами Южной Азии.

Основное внимание в ходе переговоров в Ашхабаде, Нур-Султане и Душанбе было уделено перспективам развития многостороннего сотрудничества в Центральной Азии, реализации инфраструктурных и транспортно-коммуникационных проектов для выхода на новые региональные рынки. Для Ташкента в условиях развития собственного производства товаров это главное. Кроме этого республика приступила к реализации нового проекта по строительству железной дороги через Афганистан в Пакистан – «Мазари-Шариф –Кабул-Пешавар».

Новая трансафганская магистраль должна обеспечить выход к пакистанским морским портам – «Карачи», «Касем» и «Гвадар», связать Южноазиатскую железнодорожную систему с Центральноазиатской и Евразийской железнодорожными системами. Предполагается, что она будет способствовать повышению транзитного потенциала Центральной Азии, привлечению значительных потоков грузов, а также возродит историческую роль региона в качестве моста, связывающего Европу и Азию кратчайшим сухопутным маршрутом.

Явно, что одних усилий Узбекистана недостаточно. Нужна поддержка всего Центральноазиатского региона. Поэтому, как сказал «НГ» эксперт по Центральной Азии и Среднему Востоку Александр Князев, Абдулазиз Камилов проехал по странам региона с целью заручиться поддержкой соседей. «Непосредственным поводом для региональной челночной дипломатии Абдулазиза Камилова нужно считать, наверное, начало реализации идеи президента Узбекистана Шавката Мирзиеева, анонсировавшего в своем послании парламенту 29 декабря 2020 года приоритеты внешней политики на 2021 год. Развитие сотрудничества с Южной Азией и содействие установлению мира в Афганистане выделены в качестве приоритета на текущий год», – считает эксперт. По мнению Князева, принципиально новым пунктом стал акцент на южное направление, а центральным событием должна стать «международная конференция высокого уровня по взаимодействию нашего региона с Южной Азией», которая состоится в Ташкенте. Понятно, что она «должна дать импульсы комплексному развитию межрегионального сотрудничества и, возможно, создать условия для открытия новых транспортных коридоров».

«Расширение внешнеполитических приоритетов (к заявленному ранее приоритету Центральной Азии добавляется Азия Южная) подразумевает, что инициатива исходит не только от Ташкента, но от лица всего региона, поэтому Ташкент нуждается в одобрении, хотя бы формальном, со стороны Ашхабада, Душанбе и Нур-Султана, хотя странным выглядит исключение из турне министра Бишкека. Принципиально важен Нур-Султан, учитывая растущую конкуренцию за региональное лидерство между столицами Казахстана и Узбекистана. Системное усиление Ташкента очень ревностно воспринимается в Нур-Султане», – полагает Князев.

Проведение в Ташкенте международной конференции «Центральная и Южная Азия: региональная взаимосвязанность. Вызовы и возможности» уже поддержал на встрече с Абдулазизом Камиловым министр иностранных дел Афганистана Ханиф Атмар, безусловно, и США будут поддерживать Узбекистан за счет афганского направления в качестве продвижения Ташкента на роль регионального лидера. Хотя, конечно, Казахстан, оставаясь самым крупным торговым партнером американских компаний в регионе (около 2 млрд долл. в год за счет экспорта нефти), сохранит свои позиции и при новой администрации Байдена.

Впрочем, в принятой в 2020 году стратегии США для Центральной Азии наибольший интерес для Вашингтона представляют Казахстан и Узбекистан как ведущие государства региона, где к тому же произошла смена политического руководства.

Эксперт считает, что в стремлении выйти на рынки южноазиатских стран не учитываются объективные препятствия в виде афганского и кашмирского кризисов, всей южноазиатской геополитической архитектуры. «Концепт «выхода к морю» как общерегиональная мечта позволяет Узбекистану консолидировать вокруг нее хотя бы на уровне риторики соседей по региону», – полагает Князев.

По его словам, авторы проекта будут апеллировать и к созданному под эгидой финансовой корпорации международного развития США (DFC) «Центрально-Азиатскому инвестиционному партнерству». Эта новая площадка является, по сути, элементом проекта «С5+1» (страны региона плюс США), но фактически игнорирует Киргизию, Таджикистан и Туркменистан, хотя формально речь идет о прежней пресловутой региональной интеграции. Снижение интереса США к остальным трем республикам означает концентрацию усилий на наиболее важных направлениях для достижения более быстрых результатов, в чем на уровне тактики действия отличается новая американская администрация от предыдущей.

Что же касается процессов внутрирегиональной интеграции и кооперации, то, как отметил Александр Князев, в условиях пандемических ограничений показали тенденцию к полной стагнации. Даже очередная 3-я консультативная встреча президентов республик Центральной Азии, которая должна была состояться в 2020 году в Бишкеке, была перенесена на 2021 год. Однако ее проведение остается под вопросом.

Независимая газета. 19.02.2021

Читайте также:

Добавить комментарий