Беларусь в поисках альтернативной нефти: взгляд из Минска и Москвы

По итогам российско-белорусских переговоров в Сочи стало известно, что Беларусь начнет закупки нефти в России «по мировым ценам». С учетом низкой стоимости транспортировки российское топливо все равно остается наиболее выгодным для белорусской стороны, однако переговорный процесс Минска с российскими нефтяными компаниями о цене поставок продолжается. Насколько обосновано требование белорусской стороны об отмене «премий» российских компаний-поставщиков, и выгодны ли альтернативные направления поставок нефти для Минска, корреспондентам «Евразия.Эксперт» рассказали аналитики из Беларуси и России.

Александр Шпаковский, директор Информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция», член Научно-экспертной группы при Государственном Секретариате Совета безопасности Республики Беларусь:

– Российская нефтяная и нефтеперерабатывающая отрасль – это сфера частного капитала, и, естественно, любой частный капитал настроен на максимизацию своей прибыли. Отсюда и нежелание отказываться от премий ради стратегических государственных интересов, которые состоят в том, чтобы сближаться с Беларусью как со своим главным и единственным союзником к Западу от российских границ.

Первой причиной интереса нефтяного капитала является цель получать как можно больше денег для ресурсов на частную собственность. Вторая причина в том, что в составе директоров и совета акционеров значительная доля иностранного капитала вообще никак не связана с Россией. Например, в совете директоров «Роснефти» – одной из ведущих российских нефтедобывающих компаний и одного из экспортеров нефти в Беларусь – 7 из 11 членов Совета директоров – иностранцы. 40% акций принадлежит частным бенефициарам.

Таким образом, мы имеем дело с частным и иностранным капиталом. Отсюда совершенно естественно, что у них нет никаких оснований отказываться от тех премиальных выплат, которые Республика Беларусь когда-то предлагала, только лишь на основании того, что в Минске решили отказаться от этой практики, так как Россия реализует налоговой маневр в своей нефтедобывающей отрасли и цены на нефть для нас увеличиваются.

Мы не видим смысла платить эти деньги – та сторона не видит смысла от них отказываться.

На сегодня Беларусь не говорит, что отказывается от российской нефти – республика ищет альтернативных поставщиков, и есть идея диверсификации поставок ввиду того, что через несколько лет для нас цена российской нефти сравняется с мировой.

Логично, что уже сейчас мы заботимся о диверсификации поставок, чтобы не зависеть от одного направления и не приучать экономику работать в авральном режиме.

Первая партия норвежской нефти – совсем небольшая, всего на несколько дней загрузки наших нефтеперерабатывающих заводов. Цена, по которой она куплена – коммерческая тайна, а спекуляции о том, что Беларуси это было выгодно – лишние, потому что никто не знает истинную глубину модернизации белорусских нефтеперерабатывающих заводов стоимостью €200 млн.

Одними переговорами цена на нефть не решится – ее определит рынок. Вопрос только в том, будет ли политическая воля у российской стороны, с учетом и значительной доли частной собственности в российском нефтяном бизнесе, и иностранного присутствия в нем.

Если будет высокая политическая воля, то есть возможность скорректировать цену для Беларуси в позитивном ключе. Если низкая – не произойдет ничего трагического, Минск продолжит искать альтернативные поставки, работать с теми российскими компаниями, которые готовы предоставлять нам нефть по более низким ценам.

Игорь Юшков, эксперт Финансового университета при Правительстве РФ, ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности

– То, что белорусы называют премией – это прибыль нефтяных компаний, та сумма, которая остается у них непосредственно после того, как они продали нефть. Эта премия есть и при поставках в другие страны. Ни одна компания в мире не будет поставлять нефть по себестоимости. Какой смысл ей вообще этим заниматься? Да и это запрещено по законам, потому что коммерческая структура обязана быть прибыльной. Вопрос в размере этой премии, за это сейчас торг и идет.

Мы видели пример почти десятилетней давности, когда белорусы почти два года покупали нефть у Венесуэлы и одновременно у Азербайджана. У Венесуэлы они купили суммарно 3,4 млн тонн, а у Азербайджана – 900 тыс. тонн.

В 2011 г. Россия продавала нефть где-то по 400$, а венесуэльская и азербайджанская нефть стоили около 800$ за тонну. Если бы они аналогичный объем в каждом месяце брали у России (а Беларусь параллельно покупала у России нефть, так что можно спокойно сравнить цены), то за почти два года они сэкономили бы $1,13 млрд. Вот стоимость рычага давления на Россию.

Александр Лукашенко говорит: покупайте по 30% из каждого источника. 30-40% у России, и, соответственно, через северные маршруты, предполагая, что это будет идти на Новополоцкий НПЗ, а южный маршрут через Одессу-Броды будет идти на Мозырский НПЗ. Теоретически это можно сделать, но вопрос в цене.

Для Новополоцкого НПЗ будет больше проблем, потому что железная дорога может дать около 3 млн тонн максимум в оптимистичном сценарии. Здесь нужно гораздо больше объема, около 6-7 млн тонн. Нужно размораживать северную ветку «Дружбы», которая много лет простаивает, и у белорусов были свои судебные процессы с прибалтами. Поляки сказали, что они на реверс «Дружбу» не развернут, поэтому какой сценарий ни возьми, все равно доставка дорогая.

Белорусы купили у норвежцев нефть по мировым ценам, то есть заплатили где-то не $50, а $65. Потом они оплачивают перевалку, а потом платят еще за то, чтобы железной дорогой довезти эти объемы до Новополоцкого НПЗ. Еще они, может быть, оплачивают возврат пустых цистерн – мы не знаем точных условий контракта. Получается, они платят рыночную стоимость (это уже больше на $10, чем российское предложение), и еще где-то $15 платят с каждого барреля за доставку. В итоге получается $25. Учитывая, что Россия продает Беларуси нефть где-то $50 за баррель, получается, что альтернатива на 50% дороже, чем российское предложение.

Здесь Беларусь идет по пути Украины, Польши и Литвы, которые постоянно говорят о диверсификации, а в итоге это сказывается на конечном потребителе.

В случае Литвы и Польши это СПГ-терминалы, электричество, отопление. Украина – это тоже газовая сфера. Но когда простые белорусы будут заправляться бензином из Европы, они спросят: «А почему так дорого?». И им скажут: «Знаете, это плата за независимость». Вот, по сути, по какой дороге они идут, выбирая не экономически выгодное предложение, а политизированное.

Беседовали Елизавета Мазурчик (Минск), Елизавета Неупокоева (Москва)

Евразия.Эксперт. 13.02.2020

Читайте также:

Добавить комментарий