Нацпроекты освоили лишь половину денег

Анатолий Комраков

Заявленные с помпой национальные проекты не хотят работать, они просто отторгают деньги. За январь–сентябрь освоено только 52,1% от запланированного на год объема, следует из доклада Счетной палаты. У некоторых проектов исполнение составило 1–2%. Возможно, организаторы процесса слишком долго запрягают и в оставшиеся три месяца на отечественную экономику выльется лава горячих денег. А может быть, Россия вообще не хочет работать по принципам проектного финансирования, на которых и базируется идея реализации нацпроектов.

Расходы федерального бюджета на реализацию национальных проектов и Комплексного плана модернизации и расширения магистральной инфраструктуры за январь–сентябрь 2019 года составили 52,1% от запланированного на год объема.

Это ниже среднего уровня исполнения расходов федерального бюджета (62,9%), говорится в оперативном докладе Счетной палаты.

При этом по некоторым нацпроектам расходы были исполнены менее чем на 40%: «Повышение производительности труда и поддержка занятости» (38,8%), «Экология» (22,1%). Самый низкий показатель у «Цифровой экономики» – 12,3%. При этом у входящей в нее «Информационной безопасности» вообще самое низкое исполнение расходов – 1% из утвержденных на 2019 год 4 млрд руб.

На «Безопасность дорожного движения» (БДД) предусмотрено 10,8 млрд руб, но за девять месяцев израсходовано только 557,6 млн (5,2%). Наполовину пропало для дорожных работ лето: «Безопасные и качественные автомобильные дороги» к концу сентября профинансированы на 55,8% (освоены        72,4 млрд из запланированных 129,7 млрд руб.).

Не идут по плану и средства в модернизацию инфраструктуры (39,4%). Расходы на «Северный морской путь» составили только 1,8% от предусмотренных 14 млрд руб. А по 6 из 72 федеральных проектов расходов вообще не было.

Понятно, что неосвоенные деньги означают невыполненные планы, непроведенные работы, невыполненные услуги. По некоторым нацпроектам идет даже откат. Счетная палата отметила, например, что количество зарегистрированных малых и средних предпринимателей снизилось на 2,3%, до    18,8 млн человек. Ведомство сомневается в возможности достижения планового показателя по итогам года по доле малого и среднего предпринимательства в ВВП в 22,9%.

Где‑то, как ожидают аудиторы, ситуация может резко улучшиться в четвертом квартале нынешнего года. Например, по той же БДД, как ожидается, дело пойдет на лад, когда региональные структуры МВД потратят 7,3 млрд руб. на покупку 4 тыс. патрульных автомобилей.

Впрочем, есть и проекты‑чемпионы, которые держатся на «среднебюджетном» уровне. Самыми высокими, по данным Счетной палаты, оказались расходы по таким нацпроектам, как «Здравоохранение» (67,5%), «Наука» (66,2%), «Демография» (65%) и «Культура» (64,7%).

Проблема с отказом от финансирования – не новая, ведомство Алексея Кудрина регулярно публикует такие отчеты, сигнализируя о проблемах с нацпроектами. Низкие темпы освоения средств на них отмечали и президент Владимир Путин, и премьер‑министр Дмитрий Медведев. Неиспользованные в 2019 году средства было решено перенести на следующий год, при этом, согласно проекту федерального бюджета, с 2020 по 2022 год расходы на нацпроекты вырастут с 2 до 2,7 трлн руб. Банк России в сентябре предупредил, что более поздняя реализация нацпроектов на фоне увеличения бюджетных расходов может иметь проинфляционный эффект в конце 2019 – начале 2020 года.

«Проблема в том, что регионы не успевают освоить средства», – сказал «НГ» первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Чтобы реализовать весь объем финансирования, необходимо вовремя подготовить пакеты документов, но административный аппарат на местах пока не готов к такой нагрузке, поясняет он. «Есть муниципальные образования, которые выполняют административную работу в авральном режиме, им просто не хватает сотрудников, чтобы заниматься и текущей работой, и нацпроектами», – говорит Сигал. Вторая сложность, по его мнению, низкий уровень информированности сотрудников о том, как правильно готовить документацию. «Необходима разъяснительная работа на местах, обучающие семинары, которые позволят исполнителям усвоить ключевые особенности реализации программ, а главное, понять, какие положительные изменения ждут муниципалитет в случае успешной реализации нацпроекта», – говорит эксперт.

«НГ» отмечала (см. номер от 07.08.19), что Минфин и региональные власти пока не могут координировать отчетность исполнения национальных проектов из‑за ошибок в компьютерной системе «Электронный бюджет». В качестве причины задержки реализации проектов называлось и позднее внесение в Госдуму необходимых для исполнения нацпроектов законов,

«Главная проблема – чрезмерно усложненные бюрократические процессы, – считает директор Академии управления финансами и инвестициями Арсений Дадашев. – По состоянию на сентябрь более 12 тыс. объектов было не завершено, а средства на их реализацию продолжали лежать в казне». Сложностей невероятно много, и они вылезают наружу по мере исполнения национальных программ, говорит эксперт. «Стало очевидно, что система не способна эффективно функционировать в условиях ограниченного времени. Реформировать необходимо все – от системы госзакупок до требований к документации и надзорного регулирования. Например, выяснилось, что можно сократить срок между датой внесенных изменений в график закупок и извещением о госзакупке с 10 до 1 дня, а подобной бюрократической волокиты огромное количество», – говорит Дадашев. Он надеется, что в следующем году станет проще: «2019 год можно назвать тестовым, было выявлено огромное число проблем, часть из них была решена, но еще больше только предстоит решить».

Некоторые аналитики видят благо в том, что нацпроекты финансируются с задержкой.«Это тот случай, когда торможение финансирования может только радовать: значит, правительство действительно поставило процесс под более жесткий контроль, чем обычно, и видит, что многие статьи расходов недостаточно проработаны и детализированы, – говорит шеф‑аналитик компании TeleTrade Петр Пушкарев. – По каждой составляющей конкретного нацпроекта важно иметь четкое понимание целей, чтобы сметы нигде не раздувались просто ради более быстрого освоения денег». Нацпроекты не должны превратиться в «ковровые бомбардировки» экономики деньгами, тем более с учетом серьезного масштаба запланированных итоговых расходов, считает Пушкарев (на нацпроекты планируется потратить за шесть лет                  25,7 трлн руб., из них федеральных ресурсов – 13 трлн. В среднем это около 10% федерального бюджета в год).

«Это большие деньги для российского бюджета, они сложно собирались и не должны быть разбазарены или распределены везде по чуть‑чуть, лишь бы отчитаться. И экономнее всего нужно быть именно с приоритетными проектами: на них и расходы больше, и надежды на финансирование потенциально прорывных областей возлагаются серьезнее – а значит, и подход должен быть тщательнее», – говорит Пушкарев.

«Дело не в финансировании нацпроектов (деньги есть с избытком), дело в исполнении и освоении средств, – говорит начальник отдела инвестидей «БКС Брокер» Нарек Авакян. – К сожалению, государственная система сейчас слишком неэффективная, чтобы без проволочек исполнять крупные проекты национального уровня. Примеров очень много – от отдельных госпроектов, таких как, например, Олимпиада в Сочи или строительство космодрома Восточный, до целых государственных программ (как, например, здравоохранение – провал этой реформы признали Силуанов и Голикова). Потому и реализация нацпроектов идет с очень большими задержками».

«Исправить эту ситуацию можно, если провести ревизию кадров в госсекторе и радикально упростить работу в системе в целом. Не думаю, что ситуация существенно исправится в 2020 году или в последующем», – говорит Авакян.

В пресс-службе Минфина России «НГ» пояснили, что кассовое исполнение бюджета – это не самый главный показатель. «Главный результат, который мы должны увидеть, – это увеличение продолжительности и качества жизни, появление новых школ, многоквартирных домов взамен признанных аварийными. Важно также, например, как отразится улучшение транспортной связности регионов или повышение экспортного потенциала на росте ВВП. Эти индикаторы являются главными, а не просто кассовым исполнением расходов», – сообщили в ведомстве.

Между тем, Telegram-каналы акцентировали внимание на цифрах доклада, связанных с демографической ситуацией в РФ. «В России четвертый год подряд фиксируется естественная убыль населения, говорится в докладе Счетной палаты о ходе исполнения федерального бюджета за январь-сентябрь 2019 года, - отмечает, например, «Темник». - Так, согласно документу, на 1 сентября численность населения составила 146,7 миллиона человек, что на 52,5 тысячи меньше, чем в начале года. При этом миграционный прирост компенсирует убыль лишь частично».

Независимая газета. 07.11.2019

Читайте также:

Добавить комментарий