Германия загружает «Северный поток-2»

Татьяна Дятел

Разрешение на прокладку газопровода «Северный поток-2», выданное Данией в конце октября, не решает всех проблем проекта. «Газпрому» также предстоит обеспечить полную загрузку трубы, чему юридически препятствуют поправки к газовой директиве ЕС. Ситуацию может разрешить новый законопроект Бундестага, который в случае его принятия, по сути, аннулирует ужесточенные правила ЕС. Но параллельно «Газпром» начал прорабатывать запасной план с созданием отдельной компании-оператора для участка трубы в водах Германии.

Правящая парламентская коалиция Германии ХДС/ХСС и СДПГ в ночь на 8 ноября собирается проголосовать за поправки, которые де-факто снимают с проекта «Северный поток 2» все риски, связанные с внесением поправок в газовую директиву ЕС. Эти поправки, принятые весной, распространяют на проект правила Третьего пакета о разделении видов деятельности, что может привести к низкой загрузке газопровода. Газовая директива ЕС имеет обязательную силу для каждого государства-члена, но оставляет в их компетенции выбор способов ее применения.

Так, парламентарии предлагают изменения в закон «Об энергетике», в которых устраняется ключевой пункт директивы ЕС — о том, что исключения из действия Третьего энергопакета могут легко получить только газопроводы, введенные в эксплуатацию до 23 мая 2019 года. «Северный поток-2», вероятно, будет сдан в первые месяцы 2020 года, что не позволило бы ему получить исключение.

Изменения в газовую директиву ЕС должны затронуть              12-мильный участок газопровода, расположенный в территориальных водах Германии. Соблюдение требований Третьего энергопакета означает, что у газопровода должно быть прозрачное тарифообразование, независимый от «Газпрома» оператор (а сейчас им является Nord Stream 2 AG, на 100% подконтрольная монополии), а к мощностям должны быть допущены третьи лица. На практике к этому газопроводу, лежащему на дне моря, не могут подключиться какие-либо компании, кроме «Газпрома».

Свою позицию парламентарии объясняют тем, что на момент поправок к газовой директиве ЕС инвестиции в «Северный поток-2» были в основном уже сделаны, и это важнее, чем срок сдачи проекта.

Проект стоимостью €9,5 млрд финансировали в том числе две немецкие компании — Uniper и Wintershall. Профильный комитет Бундестага по экономике и энергетике рекомендовал принять законопроект.

Но, даже если закон будет одобрен, остается вопрос, будут ли Еврокомиссия, которая была основным лоббистом изменения газовой директивы, или другие страны ЕС оспаривать такие послабления для «Газпрома». Глава департамента газовых и нефтяных рынков немецкого Минфина Штефан Ролле 7 ноября весьма обтекаемо заявил Bloomberg, что пока не видит возможности для полного освобождения «Северного потока-2» от исполнения требований газовой директивы ЕС. «Это не 100%, что BNetzA (Федеральное сетевое агентство Германии.— “Ъ”) примет отрицательное решение об освобождении, но я бы сказал, что вполне вероятно, что они не могут принять положительное решение на этот счет»,— заявил агентству чиновник, отметив, что внутреннее законодательство Германии не может расходиться с европейскими нормами. При этом, по его мнению, «Газпрому» следует рассмотреть создание независимого оператора для 12-мильного участка трубы.

По данным Handelsblatt, «Газпром» уже начал прорабатывать этот альтернативный вариант, создав отдельную компанию-оператора.

Ей, как сообщает издание, передадут в управление последние 12 миль трубопровода в территориальных водах Германии, после чего продадут третьей стороне. В «Газпроме» это не комментируют “Ъ”.

Как отмечает советник коллегии адвокатов Pen & Paper адвокат Сергей Гландин, вопрос принятия газовой директивы касается общего рынка ЕС, поэтому Еврокомиссия вправе возбудить процедуру вынесения заключения о нарушении государством-членом договоров ЕС (infringement procedure). При этом другие члены ЕС, как отмечает адвокат, не могут начать такой спор, так как право ЕС этого не предусматривает, а принцип суверенного равенства государств и невмешательства во внутренние дела прямо запрещает оспаривать внутренний акт Германии.

Коммерсантъ. 08.11.2019

Читайте также:

Добавить комментарий