Преемственным курсом идете, товарищи

Марианна Беленькая, Александр Константинов, Нур-Султан; Елена Черненко

Глава МИД РФ Сергей Лавров посетил Казахстан, где встретился со своим новым коллегой Мухтаром Тлеуберди и был принят президентом Касым-Жомартом Токаевым. В ходе этих встреч Сергей Лавров лично убедился, что Казахстан сохраняет преемственность в своей политике по отношению к России. Для Москвы это особенно важно в свете ее возрастающей конкуренции с Вашингтоном в Центральной Азии.

Без шуток

Сергей Лавров начал переговоры в МИД Казахстана с того, что поздравил Мухтара Тлеуберди с назначением на пост министра иностранных дел, которое состоялось совсем недавно — 18 сентября. Встреча с главой российского МИДа стала дебютом для Мухтара Тлеуберди в новой должности. До этого он в течение трех лет занимал пост первого заместителя министра иностранных дел, был послом в Швейцарии и других европейских и азиатских странах, работал в посольстве Казахстана в Израиле. Сергей Лавров выразил надежду, что Мухтар Тлеуберди сохранит преемственность курса в отношении России.

«Сотрудничество с Россией было и остается основным приоритетом внешней политики Казахстана»,— заверил Мухтар Тлеуберди на пресс-конференции по итогам переговоров.

И он, и Сергей Лавров отметили, что две страны ценят координацию на международных площадках и их внешнеполитические позиции очень похожи. При этом казахский министр отметил, что между Москвой и Нур-Султаном практически нет неразрешенных проблем.

Острых проблем, может, и нет, но определенная взаимная настороженность порой проскальзывает. В последний раз она проявилась в начале октября на заседании дискуссионного клуба «Валдай» в Сочи. Касым-Жомарт Токаев заявил, что «иногда лучше не иметь ядерного оружия, но зато привлекать больше инвестиций в свою экономику, поддерживать и развивать хорошие отношения со всеми государствами мира, что делает Казахстан на практике». На что Владимир Путин ответил: «Саддам Хусейн тоже так думал». В России этим словам не придали особого значения, но в Казахстане шутку поняли далеко не все. В местных СМИ и соцсетях до сих пор всерьез задаются вопросом, не предрек ли Владимир Путин своему казахскому коллеге судьбу иракского лидера. Впрочем, за исключением этого инцидента стороны стараются высказываться в отношении друг друга подчеркнуто дипломатично.

Следующая встреча двух президентов помимо саммита глав СНГ в Ашхабаде (он пройдет в эту пятницу) состоится уже через месяц на полях Шестого форума межрегионального сотрудничества Казахстана и России в Омске. Как подчеркнул казахский министр, на долю приграничного сотрудничества между Казахстаном и Россией приходится около 70% двустороннего торгового оборота. Со своей стороны, Сергей Лавров обратил внимание на то, что в рамках мероприятий в Омске состоится Первый форум молодых лидеров, на котором, в частности, будут представлены дипломаты из двух стран, что важно для сохранения преемственности в двусторонних отношениях.

Закрытое небо

Слова о преемственности — не праздные заявления. Центральная Азия все больше становится пространством, где сталкиваются интересы Москвы, Пекина и Вашингтона. И если с Китаем Россия стремится не конкурировать, а сотрудничать в рамках взаимодействия Евразийского экономического союза и проекта «Пояс и путь», то с США речь идет именно о конкуренции.

В последнее время США заметно активизировали работу на центральноазиатском направлении. Это относится и к Казахстану. Ранее у Вашингтона интерес к этому региону просыпался в зависимости от ситуации в Афганистане, куда надо было перебрасывать войска и вооружения, и от отношений с Пакистаном, который то пропускал американский транзит, то грозил его закрыть. Альтернативные маршруты транзита проходили через Центральную Азию, что вынуждало Вашингтон искать пути сближения с государствами региона.

Администрация Дональда Трампа надеется полностью вывести войска из Афганистана и добиться мирного урегулирования в этой стране, однако отношения с центральноазиатскими республиками все равно наращивает.

На днях глава Транспортного командования ВС США Стив Лайонс заявил агентству ТАСС, что Соединенные Штаты обсуждают с государствами Центральной Азии возможность транзитных перелетов через их воздушное пространство американской боевой, разведывательной и иной военной авиации.

Источники “Ъ” в казахских дипломатических кругах подтвердили, что с такой просьбой Вашингтон обратился и к Казахстану. Напомним, в 2018 году казахские власти приняли протокол о внесении изменений в подписанное в 2010 году двустороннее соглашение. Новый документ позволил ВМС США на коммерческой основе использовать порты Курык и Актау на Каспийском море для транспортировки грузов в Афганистан. Таким образом, были созданы условия для прокладки нового смешанного маршрута, в ходе которого предполагалось использовать как сухопутную, так и морскую инфраструктуру (по маршруту Турция—Грузия—Азербайджан—Казахстан—Узбекистан—Афганистан).

Запретить соседям осуществлять транзит американских грузов Россия не могла, тем более что в период «перезагрузки» отношений с США она сама предоставляла свою территорию для транспортировки грузов, предназначенных для контингента в Афганистане (в рамках так называемой Северной распределительной сети).

Однако в Москве опасались, что США могут попытаться злоупотребить новым соглашением с Казахстаном: перевозить летальные грузы под видом нелетальных, настаивать на их сопровождении военными и добиваться создания перевалочных баз. Но этого, по словам казахских собеседников “Ъ”, не происходит. Не дает добро Нур-Султан и на запрос США об открытии его воздушного пространства для боевой авиации США.

Источник “Ъ” в госструктурах РФ отметил, что Москва ценит «осмотрительный подход» Казахстана.

«Тем более что, по нашей оценке, интерес США к региону сегодня обусловлен уже не столько нуждами группировки в Афганистане, а желанием Вашингтона вытеснить отсюда Россию и Китай»,— добавил собеседник “Ъ”.

Американская сторона не скрывает таких планов. В сентябре помощник госсекретаря США по военно-политическим делам Кларк Купер сказал тому же ТАСС, что США стремятся вытеснить Россию из военно-технического сотрудничества с республиками Центральной Азии. При этом он дал понять, что Вашингтон планирует проводить такую политику вне зависимости от уровня американского военного присутствия в Афганистане и дальнейшего развития ситуации в этой стране.

«5+1»

На переговорах в Нур-Султане, где Сергей Лавров встретился не только с Мухтаром Тлеуберди, но и с президентом Касым-Жомартом Токаевым, российский министр публично никак не затронул тему американской активности в Центральной Азии. При этом именно в столице Казахстана он объявил о том, что сегодня в Ашхабаде на полях заседания Совета министров иностранных дел СНГ пройдут переговоры в формате «5+1» с участием его самого и министров иностранных дел «пятерки» стран Центральной Азии. По словам Сергея Лаврова, Москва считает такой неформальный диалог весьма полезным.

Напомним, в 2015 году формат «5+1» апробировали американцы. В связи со сменой власти в Белом доме в Вашингтоне временно утратили интерес к Центрально-Азиатскому региону, но в начале 2018 года вновь активизировали политику на этом направлении. Две недели назад в Вашингтоне прошло уже четвертое совещание в таком формате на уровне представителей министерств. Участники встречи договорились укреплять дипломатические контакты, развивать региональные торговые и экономические связи, а также углублять сотрудничество по борьбе с терроризмом, организованной и финансовой преступностью, включая более широкий обмен информацией. Речь шла и о ситуации в Афганистане.

Схожий перечень вопросов будет обсуждать с «пятеркой» центральноазиатских стран Сергей Лавров. Это станет уже второй встречей в этом формате: первая прошла 4 апреля этого года в Москве и была признана успешной. Представители центральноазиатских республик в ходе мероприятий с участием российских коллег не устают подчеркивать важность своего региона, но всегда заверяют Москву, что опасаться конкурентов ей не стоит. Вот и на «Валдае» Касым-Жомарт Токаев, отметив, что «именно к этому региону прикованы интересы ведущих государств мира», объявил: «Россия здесь должна играть ведущую роль, потому что исторически Центральная Азия являлась частью Российской Империи». И вроде не пошутил.

Коммерсантъ. 10.10.2019

Читайте также:

Добавить комментарий