Денис Мантуров: ЕАЭС — это не замкнутый в себе "клуб по интересам"

Построение эффективной системы взаимодействия и увеличение объема торговли между странами — членами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) — одна из целей нацпроекта "Международная кооперация и экспорт". Министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров рассказал в авторской колонке порталу "Будущее России. Национальные проекты", оператором которого выступает ТАСС, какие цели стоят сейчас перед ЕАЭС, каким он видит развитие этого объединения и как странам, входящим в ЕАЭС, может помочь создаваемая сейчас в Египте специализированная российская промышленная зона.

Сегодня, реализуя свою промышленную политику, мы придаем огромное значение интеграции на евразийском пространстве. Мы работаем над формированием согласованной промышленной политики внутри ЕАЭС с 2013 года. Но, как совсем недавно говорил и российский лидер Владимир Путин, нам нужна такая система, "при которой различные ценности, идеи, традиции сосуществуют, взаимодействуют и обогащают друг друга и при этом сохраняют и подчеркивают свои особенности и различия". Мне кажется, это вполне применимо и к нашей сфере. Карта индустриализации ЕАЭС, проект которой уже разработан, учитывает промышленные приоритеты развития всех государств союза, и теперь мы работаем уже над созданием отраслевых центров компетенций, пытаемся исключить дублирование производственных профилей стран ЕАЭС. Участники союза заинтересованы и в совместном импортозамещении. Нам предстоит наладить кооперацию, совместно локализовать производство товаров, импортируемых сейчас из третьих стран. А в будущем мы гармонизируем и системы налогообложения государств ЕАЭС.

Международная интеграция всегда проходит в несколько этапов: от зоны свободной торговли и таможенного союза к общему рынку, экономическому и валютному союзу. Наша организация проделала именно такой путь: от таможенного союза мы перешли к рынку свободного перемещения капитала, услуг и рабочей силы. Когда мы формировали наднациональную систему корпоративного права внутри ЕАЭС, мы смотрели и на опыт других организаций, таких как Европейский союз и Всемирная торговая организация. Следующим шагом, уже после того как мы проанализируем возможности гармонизации правовых систем государств, может стать появление в законодательстве союза нового понятия "евразийская компания".

Кстати, работая в кооперации, участники союза уже сейчас увеличивают объем торговли с третьими странами. В 2018 году наш суммарный объем такой внешней торговли превысил        $753 млрд, в том числе экспорт товаров принес нам почти        $500 млрд. В итоге по сравнению с 2017 годом внешняя торговля выросла почти на 20%, а экспорт — на 27%. Пока страны ЕАЭС продают преимущественно минеральные продукты, металлы и изделия из них, продукцию химической промышленности.

У стран ЕАЭС есть истории успешного инвестиционного сотрудничества друг с другом. Например, российский "АвтоВАЗ" работает в Казахстане: в городе Усть-Каменогорске он организовал крупноузловую сборку автомобилей, а в 2020 году планирует запустить сборку уже полного цикла. Другая российская компания — "ЕвроХим" — продолжает строительство завода по производству минеральных удобрений в Казахстане, в Жамбылской области. Это уникальный проект, и аналогов строящемуся производству в мире пока нет. Когда завод будет построен, производство на нем фосфорных удобрений и обогащение руд химическим способом, безусловно, станет одним из драйверов казахстанской фосфорной отрасли. Совсем недавно, в сентябре, "ЕвроХим" согласовал с казахстанскими партнерами текст межправительственного соглашения о реализации проекта, и мы уже приступили к работе по нему.

Наши компании развивают кооперацию и со странами, не входящими в ЕАЭС. Например, российским компаниям интересно участвовать в модернизации энергетического комплекса Узбекистана, и "Силовые машины" работают над обновлением энергоблоков Сырдарьинской теплоэлектростанции и реконструкцией Фархадской гидроэлектростанции. У нашей страны есть первоклассные компетенции в этой сфере, так что мы рассчитываем на расширение партнерства. Хотим поставлять в республику свое энергетическое оборудование, а также участвовать в строительстве новых электростанций под ключ.

Но, несмотря на множество успешных примеров, мы видим необходимость расширения кооперации на уже новом уровне. Это должно быть и более глубокое разделение компетенций, о котором я уже сказал, и более широкий масштаб взаимодействия. Примером такой производственной синергии может стать российская промышленная зона в Египте. Арабская республика определила территорию вблизи города Порт-Саида с льготными условиями работы для компаний из России и ее партнеров. И это направление может стать одним из важных этапов развития производственной кооперации внутри ЕАЭС. Наши государства смогут не только наладить производство в российской промышленной зоне, но и создать совместную инфраструктуру, а в дальнейшем вместе работать над продвижением своей продукции на рынки третьих стран.

ЕАЭС — это не замкнутый в себе "клуб по интересам", это структура, максимально открытая к диалогу и взаимовыгодному сотрудничеству. Мои слова подтверждает и тот факт, что с 2015 года между союзом и рядом стран, среди которых Вьетнам, Иран и Сингапур, были заключены соглашения о зоне свободной торговли. Сейчас в активной фазе находятся переговоры как раз с Египтом.

Нам с коллегами по ЕАЭС еще предстоит сделать многое, чтобы промышленная кооперация в рамках союза заработала в полную силу. Но я уверен, что понимание общих задач и стремление к результату будет помогать нашим предприятиям, будет стимулировать рост и развивать товарооборот как внутри ЕАЭС, так и с третьими странами. Одно ясно точно: уже сейчас мы закладываем прочный фундамент для стабильного и устойчивого взаимодействия наших разных, но в равной степени стремящихся к развитию и процветанию стран.

Futurerussia.gov.ru. 10.10.2019

Читайте также:

Добавить комментарий