Новое правительство Латвии: групповой портрет

Владимир Оленченко, старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО им. Е. Примакова РАН

2019 год начался для Латвии благоприятно в том смысле, что после продолжительных усилий 23 января было сформировано правительство. Его обновление было обусловлено конституционной необходимостью приведения правительства в соответствие с результатами парламентских выборов. Интрига заключалась в том, что выборы в Сейм состоялись еще 6 октября 2018 года.

Их результаты получились весьма неутешительными в том смысле, что ни одна из партий, прошедших в Сейм (всего получили доступ семь партий), не обладает достаточным числом мест для создания правительства. Более того, для правительства большинства не хватает мест и у двух, и у трех партий, то есть речь пошла о правительстве широкой коалиции. В результате латвийским политикам понадобилось более 15 недель для того, чтобы подобрать вариант коалиционного правительства.

В его состав вошли представители пяти партий: «Новое Единство» (8 мест), Новая консервативная партия (16),        KPV LV (16), «Развитию/За!» (13) и «Все для Латвии! – Отечеству и свободе/ДННЛ» (13). Возглавил правительство Кришьянис Кариньш – представитель партии «Новое Единство», набравшей на выборах наименьшее число мандатов в Сейм. В оппозицию отошли две партии: «Согласие» (23 места) и «Союз зеленых и крестьян» (11).

Кариньш – фигура противоречивая. Оппоненты акцентируют внимание на том, что он эмигрировал из США в Латвию в зрелом возрасте в 1990-х годах, сохраняет двойное гражданство, допускает шовинизм к русскоязычным в Латвии, генерирует конфронтацию в отношении России, проявил себя негативно в качестве министра экономики. Сторонники же характеризуют его как успешного лоббиста, отмечают его политическую активность, стремление добиваться поставленных целей: в 2002 году он избирался в Сейм,              в 2009-м – в Европарламент, а теперь стал премьер-министром. Правда, скептики считают стремительную политическую карьеру Кариньша в Латвии не результатом его способностей, а данью американскому происхождению и связям с США.

Новое правительство разнородно по опыту государственного управления. Так, ряд министров уже обладают стажем исполнения министерских полномочий или работали в госаппарате по профилю: Артис Пабрикс – Минобороны, Эдгар Ринкевич –Минииндел, Ян Рейрс – Минфин, Даце Мелбарде – Минкультуры, Илзе Винкеле – Минздрав, Янис Борданс – Минюст, Каспарс Герхард – Минсельхоз. Другая половина правительства, в котором всего 13 членов (без премьер-министра), представлена выходцами из частного бизнеса, научной среды, муниципальных органов, юристов, которые имеют общее, а не практическое представление о работе госаппарата. Понятно, что им придется, как говорится, на ходу обзаводиться опытом государственного управления в порученной сфере деятельности, на что обычно уходит 6–12 месяцев.

Следовательно, в ближайший год затруднительно говорить о правительстве в нынешнем составе как о едином органе в смысле понимания тонкостей функционирования, аппаратного механизма. Разумеется, в этих условиях тон деятельности правительства будут задавать «ветераны», хотя нельзя исключать фронды со стороны «новичков». Тем не менее, наверное, будет преувеличением говорить о некой разбалансированности нового правительства, но трудности в его деятельности уже очевидны. Помимо личностных различий, разного опыта в области управления надо учитывать и фактор партийной принадлежности. Объективно трудно подвести под единый знаменатель интересы сразу пяти партий, ранее не сотрудничавших между собой.

Естественно, присутствует желание понять, что можно ожидать от нового правительства в области российско-латвийских отношений. Отправные моменты пока далеки от оптимизма. МИД по-прежнему возглавляет Ринкевич, который находится на этом посту с 2011 года и стал нарицательным символом латвийской конфронтации по отношению к России. Складывается впечатление, что на этом поприще с ним активно будет соперничать глава правительства Кариньш, используя свой солидный опыт антироссийских акций, или же они вдвоем будут выступать слаженным дуэтом. Не вдохновляет и напутствие президента Латвии Раймондса Вейониса новому правительству. Отметив недавнее выполнение Латвией норматива НАТО по объему затрат на оборону в размере 2% от национального ВВП, Вейонис призвал новое правительство продолжать линию по укреплению безопасности Латвии, имея в виду защиту от так называемой российской угрозы.

Вместе с тем обнадеживает то, что партии, сформировавшие новое правительство, утвердили сразу соглашение о фискальной дисциплине. Оно нацелено на обеспечение макроэкономической стабильности Латвии и уменьшение негативного влияния внешних факторов на экономику. Намерение благородное, но звучит несколько двусмысленно, особенно в части негативного влияния внешних факторов, так как внутриэкономическая и внешнеэкономическая деятельность Латвии тесно увязана главным образом с Евросоюзом и прямо зависит от него.

Заслуживает одобрения стремление к формированию почти бездефицитного бюджета (не более 1%) с трехлетней перспективой, повышению транспарентности расходов, в том числе средств, поступающих в качестве дотаций ЕС. Оптимистично выглядит призыв к налоговой предсказуемости и межведомственной координации при выработке экономических прогнозов.

Можно было бы поиронизировать о том, что такие очевидные истины принимаются правительством в Риге спустя 15 лет пребывания в Евросоюзе (Латвия стала членом ЕС 1 мая 2004 года), но отрадно, что они наконец-то становятся частью латвийской экономической политики. Появляется надежда, что принятые ориентиры в экономике могут улучшить социально-экономическую ситуацию в Латвии и одновременно побуждать правящих политиков к внешнеполитическому здравомыслию, имея в виду обращение к практической многовекторности во внешней политике.

НГ-Дипкурьер. 10.02.2019

Читайте также:

Добавить комментарий