Почему в Риге не удается сформировать правительство

Владимир Оленченко, старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН

В начале октября в Латвии состоялись очередные парламентские выборы. По их итогам представительство в латвийском парламенте (Сейм – 100 мест) получили семь партий. Всего к участию в выборах были допущены 16 партий, которые представили избирателям свои партийные программы. В них наиболее широко были освещены вопросы социальной политики. Партии не скупились на обещания обеспечить достойное медицинское обслуживание, поднять зарплаты и пенсии, увеличить социальные выплаты, поддержать доступ к образованию.

Второй по значимости была тема межнациональных отношений. Безусловно, в основном декларировалось отношение к русскому языку как средству общения. Программы в своем большинстве хотя и не допускали распространения русского языка в Латвии, но отличались сдержанным тоном, и некоторые даже содержали намеки на возможность компромисса. Третья проблема – Россия. Вопрос об отношении к ней представлен в программах двояко. Одни партии высказываются за нормализацию отношений, подчеркивая экономическую выгоду от двусторонних связей. Другие настаивают на предпочтительности укрепления связей с НАТО. Вместе с тем ни одна из партий не решилась включить в свою программу строительство «стены» между Россией и Латвией, сооружение которой уже ведется. В целом для латвийской партийной практики характерно противопоставление России и коллективного Запада, что предлагается и избирателям. К латышам еще не привилась западная культура политики, когда ведущие европейские страны, будучи членами НАТО, не видят проблем в поддержании отношений с Россией.

После выборов прошел месяц, но вопрос формирования латвийского правительства остается открытым. Сложности связаны с тем, что все прошедшие в Сейм партии получили небольшой процент голосов, не позволяющий им даже на коалиционной основе сформировать устойчивое правительство без участия партии «Согласие», которая себя позиционирует как партия, отстаивающая в том числе интересы русскоязычного населения.

Здесь наблюдается неутешительная для политической элиты тенденция. Так, отмечается неуклонное снижение популярности латвийских партий. Тенденция начала складываться в начале второго десятилетия 2000-х и набирает силу. Можно было бы сделать акцент на партиях, традиционно формирующих коалицию (из трех партий – «Новое единство», СЗК и «Все для Латвии»). Однако тенденция не в меньшей мере затрагивает и оппозиционные партии. Среди них выделяют обычно партию «Согласие». Так, в 2010 году она получила 28%, а сейчас – 20% голосов.

Ее пример примечателен тем, что она стремится представлять себя партией, объединяющей интересы всего населения. На пике своей популярности она казалась партией, способной найти консенсус между русскоязычными и латышскоговорящими избирателями. Каждая из сторон в обществе видела в партии возможность урегулирования или балансирования в национальном вопросе, который в Латвии, как и в других прибалтийских республиках, не теряет остроты и объективно разобщает население.

Приходится констатировать, что ожидания ни одной из сторон не оправдались. Ни «Согласие», ни другие партии не приобрели широкого электората. В тенденции падения популярности тех и других можно выделить общую причину. Она проступает в серьезном расхождении программных положений и повседневной практики – неумение или нежелание выполнять свои предвыборные обещания в части социально-экономического развития, и гипертрофированное увлечение внешней политикой.

Можно взглянуть на итоги выборов в Латвии и трудности формирования правительства шире. Появляется искушение вписать деградацию латвийских партий в общеевропейскую тенденцию потери доверия к системным партиям и, как следствие, их провалы на выборах.

Этот тезис привлекателен для латвийских политиков любого толка, так как позволяет им сохранить достоинство при низком проценте получаемых голосов и представить свои партии как интегральную часть европейского партийного ландшафта. Однако в европейских странах тенденция потери популярности системных партий сочетается с ростом популярности так называемых праворадикальных партий. Среди латвийских же партий пока не просматривается таких, которые подпадали под определение праворадикальных в европейском понимании. В Сейм вошли недавно созданные партии правого уклона, но считать их бенефициарами выборов нет оснований, так как все они характеризуются очень невысоким процентом поданных за них голосов.

Напрашивается вывод о том, что нынешние трудности формирования правительства в Латвии могут не носить технический характер, а отражать зарождающийся кризис латвийской партийной системы.

Независимая газета. 06.11.2018

Читайте также:

Добавить комментарий