Член Германо-российского форума: Молдавию нельзя ставить перед выбором, как Украину

Пауза в переговорах по приднестровскому урегулированию затянулась более чем на два года, несмотря на активное содействие международных посредников, в первую очередь России. О ситуации вокруг Приднестровья ТАСС поговорил с научным директором Германо-российского форума, экспертом международного дискуссионного клуба «Валдай» Александром Раром, который посетил Кишинев, где встретился с президентом Молдавии Игорем Додоном.

– Несмотря на пробуксовку переговоров, существует мнение, что решить проблему Приднестровья гораздо легче, чем урегулировать другие замороженные конфликты на постсоветском пространстве. Вы согласны с тем, что именно здесь США, ЕС и Россия могут продемонстрировать умение договариваться, что стало бы примером для других горячих точек?

– Да, если обе стороны конфликта между Азербайджаном и Арменией, причем как на высшем уровне, так и в народе, говорят, что эту проблему можно решить только в десятом поколении, то здесь все не так сложно. Приднестровскую проблему надо решать при нынешнем поколении.

Что касается позиции глобальных игроков, то для ЕС главное – не допустить усиления влияния России в Европе. На это сейчас брошены все силы, политическая энергия, и Приднестровье, к сожалению, тоже стало объектом этих баталий. Сейчас между участниками формата «пять плюс два», объединяющего Молдавию и Приднестровье как стороны конфликта, Россию, Украину и ОБСЕ в качестве посредников, а также США и ЕС в качестве наблюдателей, есть серьезные разногласия, которые усилились в связи с кризисом на Украине.

Но попытки серьезно заняться приднестровским вопросом предпринимались и помимо этого формата. Я имею в виду Мезебергский процесс, который начали в 2009 году канцлер ФРГ Ангела Меркель и в ту пору президент РФ Дмитрий Медведев. К сожалению, тогда прорыва не произошло, но это был шанс для того, чтобы европейцы, а именно Германия и Россия, занялись решением приднестровского конфликта – без американцев, может быть и без других лишних сил, которые бы этому помешали.

– Почему не получилось у Москвы и Берлина?

– К сожалению, этот проект был приостановлен в первую очередь самими европейцами, которые не хотели, чтобы Германия и Россия начали создавать здесь какой-то новый формат в вопросах безопасности, который мог бы каким-то образом стать альтернативой НАТО.

– Когда, по вашему мнению, может появиться новое подобное окно возможностей для решения приднестровской проблемы?

– Мир быстро меняется, и эти тенденции важно понимать. Вспомните развал СССР, когда многие у вас смотрели только на Запад и Россия туда стремилась, даже хотела стать членом НАТО и Европейского союза. Заявления Бориса Ельцина на сей счет зафиксированы в протоколах и не забыты. Нам тогда казалось – альтернативы монополярному миру нет: Америка всех охраняет, ЕС процветает, расширяется, Европа будет выстроена на этом фундаменте – ЕС и НАТО.

Но произошли изменения, и на востоке появился Евразийский экономический союз (ЕАС). Попытки создания такого объединения предпринимались и раньше, но оказывались неудачными, а ЕАЭС сработал. Просто страны, которые туда вошли, поняли, что в ЕС их никогда не примут: на это там нет ни денег, ни политической воли, да и менталитет другой. И эти страны начали создавать евразийское экономическое пространство – союз, который может вырасти в нечто подобное Европейскому союзу. Жаль, но вместо того чтобы сотрудничать, два этих блока, ЕС и ЕАЭС, сейчас бодаются.

– К сожалению, Молдавия стала полем битвы между сторонниками интеграции в ЕС и теми, кто ратует за движение в сторону ЕАЭС.

– Мы стали свидетелями трагедии на Украине, где произошла катастрофа, потому что интересы внешних сил столкнулись так сильно, что такая большая страна чуть не раскололась. Мне кажется, мудрые политики в Молдавии должны сделать все, чтобы подобное здесь никогда не повторилось. Молдаванам, которые исторически находятся на стыке двух миров, необходимо наводить мосты между Западом и Востоком и ни в коем случае не становиться объектом геополитики. Для этого надо искать все возможности, убеждать и показать хороший пример, как одновременно работать и с ЕС, и с ЕАЭС.

Главное, чтобы Молдавию, как Украину, не поставили перед сложным выбором: или вы идете в эту сторону, но тогда ссоритесь с другой, или в противоположную, но рвете отношения с перовой. Это нельзя допустить, и это ответственность Европы.

– К сожалению, в Молдавии политики не то что с глобальными игроками, часто сами с собой договориться не могут. В будущем году состоятся парламентские выборы, на которых будет решаться главный вопрос – кто будет управлять страной в ближайшие четыре года. Перед решающим голосованием нешуточные споры разгорелись вокруг избирательной реформы. Одни требуют сохранить голосование по партийным спискам, другие – перейти к одномандатным округам. Президент Додон предложил компромиссное решение – смешанную систему, когда половину парламента выбирать по партийным спискам, а другую по одномандатным округам. А вы бы что посоветовали?

– Изменение избирательной системы – это внутреннее решение страны, народа, элит. Но со стороны мне кажется, что у нас в Германии, в которой я вырос, где я голосую, самая правильная система. Мы выбираем человека из округа, которого лично знаем, который ходит с нами по одной и той же улице, к которому можно прийти, который представляет тебя в парламенте. А также голосуем за одну из партий. Почему за партию? Потому что как-никак партия играет одну из важных ролей, мобилизует людей, пишет программы. Здесь важен баланс. В целом у нас примерно такая же смешанная система, как планируют ввести в Молдавии. Вопросов к этой системе выборов и к демократии в Германии нет.

Беседовал Вениамин Демидецкий

ТАСС. 30.06.2017

Читайте также: